ГЛАВА 2

По минному полю истории

«Существуют две истории: лживая официальная история…и тайная история, где видны подлинные причины событий».                     
Оноре де Бальзак

«Сначала нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.
Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.
Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.
Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать»

Мартин Фридрих Густав Эмиль Нимёллер

 "Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для мира. Поэтому я как православный христианин и русский патриот низко кланяюсь Сталину".

Комментарий в Интернете. 2018 г.

Было время Холодной войны, и дальнейшая жизнь нашей семьи в Англии протекала на ее фоне. Хотя на поверхности в нашем провинциальном уголке, «как у Христа за пазухой», мы эту войну мало замечали, или ощущали, на самом деле, она стала отражаться на нашей жизни и даже ее определила.

Тут, мне кажется, без нескольких слов об этой «Холодной войне» не обойтись. Тех, кого интересует в первую очередь личная сторона, наша семейная хроника жизни в эмиграции, я попрошу проявить немного терпения. Мы к ней обязательно вернемся. Так или иначе, она неразрывно переплетается с тогдашними событиями.

Сначала – несколько слов о сегодняшней России и об истории в целом, которая и дала нам страну под названием Российская Федерация. Странное дело: история почему-то скромничает о добрых делах, о мире, о спокойном укладе жизни, а всегда возвращается к войнам, насилию, катастрофам. Поэтому мы больше знаем о деяниях Ивана грозного, чем, скажем, о делах царя Алексея Михайловича «Тишайшего».

История – опасное дело, как минное поле. “Fools rush in where angels fear to tread” – «Дураки врываются туда, куда ангелы боятся ступать»,- писал английский поэт 18-го века Александр Поуп. Постараюсь быть осторожным и смотреть под ноги. Постараюсь по возможности быть объективным, хотя это будет не так легко. Я все-таки болею за страну моих предков – Россию.

По-настоящему объективным можно быть лишь тогда, когда относишься к изучаемому предмету равнодушно или работаешь, скажем, в стерильной обстановке химической лаборатории или копаешься в столь отдаленных временах, предметах и песках, что история переходит в антропологию и археологию. Объективность исчезает, как призрак, с того момента, когда историк задумывается, о чем писать и о чем умолчать. А умалчивание одних фактов и подбор других – умело замаскированная полуправда – хуже лжи. Историю пишут историки. Они люди как все и не ангажированных историков не бывает.

История, как кто-то сказал, это – «искусство, пытающееся стать наукой». Многие из этих «художников», пытающиеся стать «учеными», вертят этой «наукой» в свою сторону: одни – по убеждению, а некоторые, как бывало особенно в советские времена – по инстинкту самосохранения. Это не значит, что сегодня на Руси нет настоящих историков, которые правды не боятся и ее пишут и называют вещи своими именами. Они есть. И их – довольно много. И они всегда были даже в самые темные советские времена. Они спасали честь своей страны и сегодня продолжают это делать, во многих случаях за нищенские деньги и миниатюрные тиражи. Имена некоторых из них прозвучат в этом «Эпилоге». Прошу прощения у тех, кого не успел упомянуть.

За правду не платят. Платят за ложь.

Среди заслуженных историков, сделавших хорошую карьеру под диктовку КПСС еще при советском режиме, есть естественно такие, которые будут держаться «до победного конца» и в постсоветском режиме. Эти люди не могут, не умеют, но скорее всего не хотят изменить свои взгляды. Так удобнее: жить в зоне комфорта унаследованных мифов. Особенно если ты к тому же в пожилом возрасте и не богат.

 При любом коммунистическом режиме есть только один работодатель – государство. И историк при таком режиме такой же государственный служащий, как, скажем, военнослужащий, или чиновник, или полицейский, или уборщица в Большом театре. А семью кормить надо. Придумано хитро. По-дьявольски. Новая утонченная форма рабовладельчества на академическом уровне.

Писать правду о Советском Союзе в самом Советском Союзе долгое время было опасно. Иногда смертельно опасно. Одно неосторожное слово могло иметь очень серьезные последствия. Вот, например, Солженицын в закрытом и личном письме с фронта имел неосторожность употребить эпитет «усатый», за что угодил в ГУЛАГ на восемь лет и еле уцелел.

«Государственные СМИ, рассказывая о Великой Отечественной войне, зачастую вновь используют мифы, рождённые в советское время» утверждает Директор Государственного архива РФ Сергей Мироненко и говорит: «Россия не хочет знать правду о своей истории» (2009 год). 

В интервью, опубликованном в Живом Журнале (2017 год) современный историк, декан Смольного института свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета, профессор Николай Копосов пишет следующее:

«Мне совершенно непонятно, как можно не видеть, что российское государство и прикормленные им так называемые «элиты», т.е. прежде всего, то же чиновничество, – это неэффективная, своекорыстная, глубоко антинародная система, которая сегодня, ради обеспечения своего благополучия и безопасности, готова поставить мир на грань войны и загнать страну в международную изоляцию».

Есть, конечно, среди историков много порядочных и разумных людей, которым отвратительно происходящее сейчас в стране, в том числе и «историческая политика» российского руководства. Увы, их возможности влиять на положение дел – или хотя бы публично критиковать эту политику – крайне ограничены. Я знаю, что многие из моих друзей участвовали в антивоенном движении – Конгрессе интеллигенции, митингах и т.д. Но, например, печатать статьи с критикой внешней политики СССР или России – будь то в 30-40-е годы, или сегодня – теперь стало опасным.

Мало кто хочет такие статьи писать и особенно печатать. Мемориальный закон – если его примут, что вполне вероятно, – усугубит такое положение дел. Как вы помните, этот закон предполагает введение уголовного наказания за критику политики СССР в годы Второй мировой войны. Но поскольку в основе российской исторической политики лежит именно миф о войне, то и критика этой политики, вероятно, фактически станет уголовно наказуемой.

Что касается внутренних дел, то постсоветское правительство Российской Федерации, проводит определенную политику, главные цели которой, совершенно очевидны: любой ценой сохранить власть в своих руках, а также спрятать и удержать награблены его руководителями богатства, и, следовательно, подавить любую настоящую оппозицию и инакомыслие. Многие представители кремлёвских властей – прямые потомки главарей сталинского режима. Им невыгодно, или, по крайней мере, очень неловко, чтобы весь мир знал о злодеяниях своих предков. Поэтому в РФ идут попытки некоторые исторические темы просто запретить, например, правду о Власовском движении во время Второй Мировой войны. Как кто-то сказал: «История, это политика, обращенная в прошлое».

Может, я повторяю очевидное, но большой беды в этом нет. Еще райхсминистр Йосеф Гэббельс отметил: «Отними у народа историю – и через поколение он превратится в толпу, а еще через поколение им можно управлять, как стадом»».

Такого мнение современного российского историка Николая Копосова.

 Что касается меня лично, автора сиих строк, хочу сказать несколько слов о своих взглядах на историю, в особенности, той истории, которая сильно затронула нашу семью, а именно, история бывшей России и Второй мировой войны. Может слова эти будут правильные. Может, и нет. Скажу лишь одно: я могу ошибаться, но врать я не собираюсь. Зачем? Никаких интересов я не защищаю. Никто, слава Богу, мне за мой труд ничего не платит. Отвечаю только перед совестью и Богом. Тем временем, читателю предстоит, может быть до занудства, ознакомиться с некоторыми фактами, которые десятилетиями от него скрывались, например, о зверствах коммунизма и Красной Армии во время «Великой отечественной» войны. Тут нет никакой апологетики нацизма и фашизма. Их зверства всем известны – Аушвиц, Бельзен, Бухенвальд, Дахау, и на территории Советского Союза – Бабий Яр, погромы и массовые расстрелы в Минске, Львове, где, вскоре после вступления немецких войск, по некоторым данным, погибло 100 тысяч человек.

 Однако в отличие от немцев, сполна и без срока давности признавших свою вину в уничтожении евреев и других народностей, о зверствах наступающей РККА во время войны до сих пор – почти полное молчание. Молчат о том, например, что творила Красная Армия, в Восточной Пруссии зимой 1944-45 года, превратив этот мирный и плодородный край, как свидетельствует в своих воспоминаниях посол США в Москве (1946-1948), Аварелл Гарриман – в полупустыню. Зато вспоминают о призыве Ильи Эренбурга советским людям убивать по одному немцу в день. И, если можно – больше. Поэтому, я поставил себе цель, просто ради справедливости, приоткрыть, хотя бы частично, окно на другую реальность.

Лишь недавно стали известны некоторые факты о советских военных преступлениях в Захзенхаузене, Бухенвальде и других местах. Да именно советских, и именно в этаких же лагерях смерти. С мая 1945 г. на советской территории оккупации было создано около 40 спецлагерей по принципу ГУЛАГа в СССР. После окончания войны они просуществовали еще несколько лет, и работали по старому назначению, только под другим руководством.

В них содержались военнопленные – бывшие ЭсЭсовцы, офицеры Вермахта, бывшие функционеры. Это были как немцы, так и выходцы из бывшего СССР – русские, украинцы, белорусы, а также поляки, венгры, австрийцы, литовцы, эстонцы и представители многих других национальностей. Из 190 тысяч заключённых от советских рук в результате нечеловеческих условий погибла треть. Около 43 тысяч человек было отправлено в СССР, 786 человек казнены после быстрых судов, длившихся не более 5 минут. Согласно советским архивным данным, в 1945 – 1950 годах через Бухенвальд прошло 28 тыс. 455 заключённых, из них 7 тыс. 113 были там замучены.

Распоряжение о расформировании лагерей в Бухенвальде и Мюльберге 30 марта 1948 года. «Вывести все производственные механизмы, находящиеся в лагерях». Может пригодться.

Более подробно об этой тёмной странице Вы сможете узнать в статье «Нацистские концентрационные лагеря. Советское продолжение истории: 1945 – 1950 г», помещённой в разделе «Документы» в конце этого «Эпилога».


Пожалуй, самым известным русским «историком» в 1990-2010 годы стал Виктор Суворов, хотя по профессии он историком не был, а военным разведчиком. Его противники, вооруженные разными научными званиями, называют его никаким не учёным, а «предателем», что не удивительно. Этих товарищей почти никто не читает, а Виктора Суворова читают все. Ну, если не все, то миллионы людей, к тому же в разных странах и на разных языках мира.

По поводу истории «Великой Отечественной» Суворов отмечает, что маршал Жуков написал тринадцать версий своих мемуаров, и каждая новая версия противоречит предыдущей.

Многие по сей день Жукова читают и почитают, хотя вряд ли лишь за его творческую находчивость и яркую фантазию, чем Бог его щедро наградил. В качестве примера Суворов приводит захватывающий рассказ Жукова, достойный пера автора детективных романов Агаты Кристи. Якобы маршал Жуков или войска под его прямым командованием сразу после окончания войны схватили и взяли в плен генерала Андрея Власова. Он же, по словам Жукова, де «…жить хотел, думал бежать в Америку, чемоданчик с золотом с собой прихватил». Жуков повествует: «На Потсдамском направлении перебежал к нам его адъютант. Сообщил, где находится Власов. Отрядили часть. Догнали. Взяли в окружение». («Взяли в окружение» сразу видно – перо принадлежит не только писателю, но и военному стратегу).

Достаточно отметить такой маленький факт, что Потсдам находится западнее Берлина, а генерал Власов был взят (а вернее передан) в плен юго-восточнее Праги, что находится даже не в Германии, а совсем в другой стране на расстоянии нескольких сот километров южнее и восточнее Берлина и Потсдама. Что касается «чемоданчика с золотом», то у Власова при обыске была найдена весьма скромная сумма наличными в рейхсмарках, которая при падении самого рейха большой ценности не представляла. Что касается слов «думал бежать в Америку», то американские конвоиры 13 мая 1945 г. сами передали Власова в нежные объятия Красной Армии и СМЕРШа.

Георгий Жуков. 1896 – 1974.

По окончанию войны Жуков вернулся на родину национальным героем, и там, на Красной Площади принял на белом коне парад победы. Но его торжество длилось недолго.

Маршал впал в государеву немилость, и Сталин стал «крамолу» против него «ковати». Он был сослан подальше от греха в «Тмутараканьское княжество» – то есть в данном случае в Одессу. Жуков сам был обличен в мародерстве и хищении трофейного имущества в немалых размерах. Затем, Политбюро постановило снять т. Жукова с поста командующего Одесским военным округом, назначив его командующим одним из меньших округов, и обязать Жукова «немедленно сдать в Госфонд все незаконно присвоенные им драгоценности и вещи». То есть сдать всё, что лично успеть награбить в Германии. Для перевозки этого добра потребовалось, если не больше, два целых железнодорожных эшелона. Текст постановления Политбюро ЦК 20-го января 1948 г. вы сможете прочитать в разделе «Документы» в конце книги.

Но эта опала для Жукова оказалась временной и на этом его карьера не закончилась. Потом ему было суждено еще раз сыграть важную историческую роль. Под его общим командованием была подавлена Венгерская Революция в 1956 году, за что он получил еще один орден Героя Советского Союза.

Первую высокую награду, орден Красного Знамени, Жуков получил тоже за сомнительный «подвиг»: подавление Тамбовского восстания. Тогда эта награда была очень почётной и редкой. Несколько раз Жуков чудом избежал пленения. Два раза под ним был убит конь. Похоже на то, что антоновцы почему-то обязательно хотели взять его не мертвым, а живым. Поэтому и стреляли в конь, а не в него. Жукову сильно повезло.

Вот кому не повезло, так это «Красной» или «Кровавой» Соне (Настоящее имя и фамилия - Софья Гельберг). Она любила собственноручно расстреливать пленных и заложников в присутствии родных. Ее взяли живой.

«Так, ранней весной 1918 года, начиналась крестьянская война в Тамбовской губернии, которая продлилась более трех лет. Отряд «Красной Сони» вскоре был разбит и уничтожен крестьянами, а Соня была взята живой и невредимой. По приговору схода нескольких сел, она была посажена на кол, где ей пришлось умирать в течение трех дней. Так жестокость порождала ответную жестокость», - пишет в своей монографии, посвященной Тамбовскому восстанию Б.В. Сенников (Издательство «Посев»). Москва. 2004).

В карательном походе против своего собственного народа помимо иностранных легионеров (китайцев—специалистов по пыткам, латышей, венгров, австрийцев и других), применялись артиллерия и, как известно, ядовитые газы. В одной Тамбовской губернии коммунисты убили 240 тыс. русских крестьян. Командовал операцией маршал Тухачевский. У него учился и ему помогал товарищ Жуков, где и получил боевое крещение.

«Пьедестализация» Жукова в постсоветские времена, как и Павлика Морозова в советские, тоже понятна. Почти все герои советских времен оказались массовыми убийцами, извергами и садистами. Надо было хоть кого-то найти. Долго искали. Вот и нашли.

«Враги народа» в Тамбовской губернии. Перед расстрелом.

По поводу «реабилитации» Жукова в российском журнале «Грани» писалось:

«Все эти на первый взгляд вроде бы весомые аргументы разбиваются об один только документ, вышедший из-под пера Жукова в его бытность командующим Ленинградским фронтом. Это шифрограмма # 4976 от 28 сентября 1941 года: «Разъяснить всему личному составу, что все семьи, сдавшихся врагу, будут расстреляны и по возвращении из плена они также будут все расстреляны». Сталинский приказ # 270, вышедший месяцем раньше, был гораздо милосерднее. Семьи сдавшихся в плен красноармейцев он предписывал только лишать государственного пособия. Народный полководец в жестокости готов был превзойти самого диктатора. Так стоит ли ставить ему памятники? Ведь жуковский людоедский приказ предусматривал расстрел невинных женщин и детей, вплоть до грудных младенцев».

Впрочем, после вышеуказанного приказа тов. Жукова, советские летчики избегали взлетать в бой на Ленинградском фронте против врага.

Кстати, о штрафных батальонах и заградотрядах: в 2019 г. в журнале «Факты» появилось интервью корреспондента этого издания с доктором исторических наук, профессором Виктором Королём. Приводим несколько выдержек:

« На самом деле подобные части появились уже через три месяца после нападения Германии на Советский Союз. Еще в сентябре 1941 года Георгий Жуков, командующий Ленинградским фронтом, издал секретный приказ, разрешавший командующим армий создавать штрафные части, а также вводить заградительные отряды для предотвращения бегства солдат перед лицом противника. Кроме того, были предусмотрены репрессии для родственников бойцов, сдавшихся в плен. После окончания войны Жуков очень боялся, чтобы информация об этом нигде не всплыла, поэтому официально приказ не был опубликован. Самый же первый подобный приказ издан ставкой Верховного главнокомандующего еще в августе 1941-го и тоже под грифом «Секретно». Ситуация для советских войск сложилась катастрофическая — только в первые недели войны полтора миллиона бойцов Красной армии с оружием в руках, с танками и артиллерией, перешли на сторону противника, а еще два миллиона сдались в плен. Кроме того, один миллион бойцов дезертировал, а еще миллион рассеялся по лесам. Так что сталинское командование было вынуждено издавать подобные приказы.

«Штрафник переживал в среднем 2−3 атаки, а офицер — полторы»

Советское командование глубоко ошиблось в оценке планов врага на 1942 год и держало огромные силы на московском направлении. Тогда же попытки Красной армии захватить Харьков и высадить десант в Крыму завершились катастрофой. В результате немцы дошли до Сталинграда и Кавказа. Убедившись, что предыдущие приказы эффекта не дали, Сталин вспоминает опыт своего политического противника Льва Троцкого, который в свое время, будучи главкомом Красной армии, ввел специальные расстрельные отряды, обосновав это тем, что «красноармеец должен быть поставлен в условия выбора между возможной почетной смертью в бою… и неизбежной позорной смертью расстрела, если бросит позицию и побежит назад». Тогда и появляется на свет знаменитый приказ № 227, официально узаконивший появление заградительных отрядов, штрафных рот и батальонов. Причем современные историки сходятся на том, что автором текста данного документа был сам Иосиф Сталин (это видно по характерной манере изложения и стилю написания)». 


Конец цитаты. 

О том, как Жуков дорожил жизнью своих подчинённых солдат, свидетельствует такой эпизод (пост Tatiana Spector, Интернет, 04.05. 2018 г.): “ 

Был приказ Жукова за ночь построить переправу через речку. На противоположном берегу окопались немецкие пулеметчики, всё время стреляли, раненые и убитые падали в реку. Кроме того, как только удавалось навести один кусок моста, подлетал самолет (а была ночь) и уничтожал кусок переправы и людей. Всё надо было начинать сначала. К утру переправа не была построена. Приехал Жуков. Несколько минут шёл разнос, и было сказано слово "расстрелять". Все, кто остался в живых при постройке переправы, были тут же расстреляны. Это правда, мне рассказали люди, которые всё это видели и пережили. Рассказали только после горбачевской перестройки».

Главнокомандующий войсками всех западных союзных стран во время Второй Мировой Войны, ген. Д. Эйзенхауэр (слева) , маршал СССР Жуков (справа).

Генерал Дуайт Эйзенхауэр в своих мемуарах о маршале Жукове вспоминает:

«Во время нескольких часов проведённых в самолёте, маршал Жуков и я часто обсуждали военные операции... Большим откровением оказалось для меня его описание русского метода наступления через минные поля. Немецкие минные поля прикрытые оборонительным огнём противника были тактическим препятствием принёсшим нам многочисленные потери и вызвавшим многие задержки. Пробиваться сквозь них было всегда трудным, несмотря на то, что наши инженеры изобрели все вообразимые механические устройства для безопасного уничтожения мин. Маршал Жуков буднично заметил мне: «Существует два вида мин: противопехотные и против машин и танков. Когда мы упираемся в минное поле, наша пехота продолжает наступление так, словно бы его там не было. Мы рассматриваем потери, понесенные от противопехотных мин как равные тем, которые мы бы понесли, если б немцы решили защищать данный участок плотным сосредоточением сил вместо минных полей. Наступающая пехота не детонирует противомашинных и противотанковых мин, поэтому после того как она проходит минное поле и укрепляется на противоположной стороне, за ними идут сапёры и боронят проходы, по которым могут пройти машины...

Мне представилась отчётливая картина того, что произошло бы с любым американским или британским командующим, который попытался бы прибегнуть к подобной тактике, и еще более яркая картина того, что заявили бы люди в любой из наших дивизий, если б мы попытались сделать подобную практику частью нашей тактической доктрины...

Американцы измеряют цену войны человеческими жизнями, а русские - общими расходами нации.

Насколько я мог видеть, Жукова мало заботили методы, которые мы считали жизненно важными для поддержания духа американских войск: систематическая ротация подразделений, условия для отдыха и развлечения, краткосрочные отпуска, но прежде всего- выработка методов позволявших избегать подвергания людей боевым рискам, не являющимся необходимыми. Всё это, бывшее обычной практикой в нашей армии, было преимущественно неизвестно в его армии.

Фундаментальное различие американских и русских взглядов на обращение с людьми проиллюстрировалось также и в другом случае. В беседе с русским генералом я упомянул о трудной проблеме необходимости заботиться о большом количестве немецких военнопленных — проблеме, с которой нам приходилось сталкиваться в различные периоды войны. Я упомянул, что мы выдавали немецким пленным тот же самый рацион питания, что и нашим собственным солдатам.

«Зачем Вы это делали?» — с изумлением воскликнул Жуков.

Я ответил, что, во-первых, моя страна обязывалась к тому условиями женевских соглашений. Во-вторых, в немецком плену находились тысячи американских и британских военнослужащих, и я не хотел давать Гитлеру предлога обходиться с ними хуже, чем он это уже делал.

Жуков был поражён этим ответом еще больше и воскликнул: «Но что вам за забота до солдат, захваченных немцами?! Они попали в плен и уже всё равно не могли дальше сражаться!»

Данные отрывки цитируются в мемуарах: Dwight D. Eisenhower, "Crusade in Europe", The John Hopkins University Press, 1997 (первоиздание 1948), стр. 468-470.

Что интересно, в российском переводе мемуаров Эйзенхауэра (2000 года издания!) эти отрывки, казалось бы особенно интересные российскому читателю, ИЗЯТЫ!

Этот факт свидетельствует о том, что руководство Российской Федерации осталось верным своим советским предшественникам.

Среди многих воспоминаний очевидцев, о том, что происходило в рядах Красной Армии на фронте, есть и следующее:

«Пополнения идут непрерывно, в людях дефицита нет. Но среди них - дистрофики, которым врачи прописали постельный режим и усиленное питание; среди них - младенцы 1926 г. р., не подлежащие призыву... «Вперрред!!!», и все. Наконец какой-то лейтенант, комвзвода или капитан, комроты (что реже), видя это безобразие, восклицает: «Нельзя же гробить людей! Там, на высоте, бетонный дот! А у нас лишь малокалиберная пушчонка! Она его не пробьет!». Сразу же подключаются политрук, СМЕРШ и трибунал. Один из стукачей, которых полно в каждом подразделении, дает показания: «В присутствии солдат усомнился в нашей победе». Заполняют бланк, куда надо только вписать фамилию, и готово: «Расстрелять перед строем!» или: «Отправить в штрафную роту!» (что почти то же самое). Так гибли самые честные люди. А остальные - «Вперрред!!!». Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики…»

После атаки

Войска шли в атаку, гонимые ужасом. Ужасной была встреча с немцами, с их пулеметами и огненной артиллерийской мясорубкой. Но еще больший ужас вызывала неумолимая угроза расстрела «своими». Чтобы держать в повиновении солдатскую массу, расстрелы проводились перед боем. Хватали каких-нибудь хилых доходяг или тех, кто что-то сболтнул, или случайных дезертиров, которых всегда было с избытком. Выстраивали дивизию буквой «П» и приканчивали несчастных. Эта «профилактическая» работа имела следствием страх перед НКВД и комиссарами – страх больший, чем перед немцами. А в атаке, если повернешь назад, получишь пулю от заградотряда. Страх заставлял идти на смерть. На это и рассчитывала наша «мудрая партия - руководитель и организатор наших побед»... Расстреливали, конечно, и после неудачного боя. Бывало, что заградотряды косили из пулеметов отходившие без приказа полки. Отсюда и боеспособность «доблестных» советских войск. Вот почему очень многие сдавались в немецкий плен, хотя там и не кормили сладкими пирогами».

«Воспоминания о войне». Николай Никулин, ветеран-фронтовик, после войны – старший научный сотрудник Эрмитажа.


Одна из самых ярких фигур среди полководцев времён Второй мировой войны, несомненно – генерал Джордж Паттон. И одна из самых противоречивых. О нём спорят, и по сей день. Но о его выдающихся качествах как военачальник споров нет. Немецкие генералы боялись его больше кого-либо другого среди противников. Когда они узнавали, что Паттон взял, где либо, под своё командование сектор фронта, они перебрасывали туда две-три дивизии экстра. Человек с неисчерпаемой работоспособностью, он нуждался, как правило, только в трёх часах сна в сутки. К своим подчинённым, от высших офицеров до рядового солдата, он был крайне требовательным, причём ценил жизнь каждого солдата. Известно, что из всех американских генералов, войска под его командованием несли, пропорционально, самые низкие потери. 


После высадки в Нормандии в июне 1944 года, за десять месяцев его Третья Армия прошла через шесть государств - Францию, Бельгию, Люксембург, Германию, Чехословакию и Австрию. Она форсировала Сену, Луару, Мозель, Саар, Рейн, Дунай и множество меньших рек; взяла в плен более 750 000 у противника и уничтожила около 500 000.

Ген. Джордж Смит Паттон. 1885- 1945.

На пресс-конференции сразу после окончания войны, 8 мая 1945 года, Паттона спросили: «Не могли бы вы объяснить, почему мы (американцы) не вошли в Прагу». «Я могу вам точно сказать», - ответил Паттон. «Нам приказали не делать этого». Паттон написал своей жене 21 июля 1945 года: «Я мог бы взять его (имея в виду Берлин), если бы мне разрешили».

Но Берлин, как и Прагу, Паттон не взял. Они был обещан Рузвельтом и Черчиллем Сталину еще на ялтинской конференции.

Паттон не скрывал своих анти-советских взглядов. Трудно было бы назвать главнокомандующего американскими войсками, ген. Эйзенхауера, большим поклонником Сталина. Тем не менее, будучи в первую очередь «политическим» генералом, «Айк» должен был соблюдать то, что сегодня называется «политкорректность». У Паттон таких соображений не было. В начале их боевого сотрудничества личные отношения между двумя полководцами были тёплыми. Но они постоянно ухудшались до такой степени, что под конец они еле жали друг другу руки.

18 мая 1945 года Паттон записал в своем дневнике: «По моему мнению, американская армия в ее нынешнем виде могла бы победить русских с большой легкостью потому что, хотя у русских хорошая пехота, им не хватает артиллерии, авиации, танков и знаний о комбинированном применении родов войск; в то время как мы превосходим их во всех трёх из них. Если придется воевать с русскими, то чем скорее мы это сделаем, тем лучше».

И…

«Только прикажите, и я выброшу русских за Вислу».

Выросший в религиозной протестантской семье в американской провинции, в городке Сан Габриэль в Калифорнии, и столкнувшись в своей жизни только с советскими людьми, с красноармейцами, между «русскими» и «советскими», между Белыми и Красными, между коммунистами и анти-коммунимстами, Паттон, судя по его высказываниям, не делал различия.

О тех «русских» он говорил следующее:

«Наши трудности в понимании русских исходят из того, что мы не принимаем во внимание тот факт, что русские не европейцы, а азиаты, и, следовательно, мыслят извращенно. Русского нам не легче понять, чем китайца или японца, а повидав их, у меня и не осталось особого желания понять их, кроме как выяснить сколько свинца или железа потребуется для их уничтожения. Не считая остальных своих располагающих качеств, русские не ценят человеческую жизнь и все они сукины дети, варвары и хронические пьяницы».

Об антисемитизме Паттона известно всем и он cам этого не скрывал.

Как отмечает газета Ню Йорк Таймс: «Его дневники и официальные действия выявили глубокий антисемитизм генерала. <…> Согласно книге Леонарда Диннерштейна "Антисемитизм в Америке" (Oxford Univ. Press, 1995), Паттон не пускал в свой штаб еврейских капелланов. В свете того, что США участвовали в войне против нацистского режима, провозгласившего ликвидацию "Мирового еврейства" и того, что под командованием Паттона было много еврейских солдат, включая штабных офицеров, такой запрет был немыслимым”.

Хотя Паттон и воевал против Третьего Рейха, он был германофилом. О немцах:

«Берлин раскрыл мне глаза. Мы разрушили всё то, что было воздвигнуто великой расой, которую мы теперь собираемся заменить монгольскими дикарями». 21 июля 1945 года.

«Фактически, немцы – это единственные приличные люди из всех тех, кто есть в Европе. Это выбор между ними и русскими. Я предпочитаю немцев». 31 августа 1945 года.

В те времена такие высказывания были крайне не «политкорректными». Да и сегодня они такими остаются.

С тех пор не утихает вопрос: умер ли Паттон своей смертью в результате автокатастрофы вскоре после окончания войны, или – был убит!?

В 2014 году вышла новая книга не эту тему под названием “Killing Patton” «Убить Паттона» американских авторов Bill O’Reilly и Martin Burgard – Билл О’Рейлли и Мартин Бургард. В ней авторы подробно разбираются в обстоятельствах автокатастрофы под Гейдельбергом одним воскресным утром в декабре 1945 года, в результате которой Паттон погиб.

События, как утверждают Билл О’Рейлли, Мартин Бургард и другие авторы, которые верят в конспирологическую теорию убийства Паттона, развивались, примерно, так:

Ранним воскресным утром 9 декабря 1945 года, за день до того как он должен был отправиться на родину в США, Паттон ехал на охоту в своём штабном Кадиллаке возле Маннгейма в Германии. Машина ехала возле Мангейма на малой скорости по пустынной дороге. Вдруг появился двухтонный армейский грузовик и вые6хал на встречную полосу. Избежать столкновение было невозможно.

Одновременно, как утверждают некоторые историки, он получил ранение резиновой пулей в шею, но оно не было серьёзным. Его водитель, Хорас Вудринг и попутчик, генерал Хэп Гэй ушли не получили ни царапины.

По дороге в госпиталь медицинский автомобиль с Паттоном вторично столкнулся опять с двухтонным армейским грузовиком. На этот раз генерал пострадал серьёзнее – перелом шеи - но успешно боролся за жизнь.

Ни один из водителей грузовиков не был арестован, хотя водитель Паттона утверждал, что первый грузовик ждал их на обочине сразу после железнодорожного переезда.

Агент американской разведки Ладислас Фараго докладывал позднее, что у водителя первого грузовика, Роберта Л. Томпсона, (который был мгновенно отправлен в Лондон без всякого допроса) было два таинственных пассажира "в нарушение правил".

В госпитале Гейдельберга Паттону удалось связаться со своей женой в Америке и попросить забрать его из госпиталя, т.к. "Они собираются убить меня".

Паттон скончался 21 декабря "от эмболии" - свёртывания крови, когда её сгусток достигает жизненно важного органа. Как утверждают Билл О’Рейлли, Мартин Бургард и другие конспирологии, емболин могла быть вызвана внутривенной инъекцией любым лицом с минимальными медицинскими навыками.

Хотя в Национальных Архивах США его материалы составляют 1300 страниц, лишь несколько посвящено унёсшей его жизнь автокатастрофе. причём 5 военных донесений с места происшествия бесследно исчезли...

Не было не только расследования "происшествия", не было и вопросов относительно «эмболии». Не было произведено и вскрытия.

Как правило, Америка хоронит своих героев, в первую очередь, военных на Арлингтонском кладбище возле Вашингтона.

Останки одного из её самых главных героев так и не были доставлены в США, Военные почести генералу Паттону были отданы в Гейдельберге. Похоронен он на военном американском кладбище в Люксембурге. Его могила находится в запущенном состоянии.
Появление книги «Убить Паттона» вызвало острую полемику в американском обществе, в газетах и других СМИ. Главный тезис книги заключается, вкратце, в том, что Паттон был убит в угоду тогдашнего союзника США, Сталину.

Обозреватель газеты «Вашингтон Пост», Ричард Коэн, поместил большую статью, в которой, с литературной точки зрения, он разгромил книгу за её «хаотичную структуру», а в политическом аспекте, назвал её «отвратительной в свете его (Паттона) демонстративного антисемитизма». Реакция Коэна понятна, так как газета «Вашингтон Пост», как и 95 % всех американских газет и трёх главных телеканалов CBS, ABC, NBC, находится под полным владением американского еврейства. Этот факт никто не скрывает.

Другая вашингтонская газета, (основанная южнокорейским предпринимателем Сунг Янг Муном) по поводу книги «Убить Паттона» занимает диаметрально противоположную позицию. Её обозреватель, радио журналист с многолетним опытом Уэс Вернон, включая 25 лет на радио CBS, приводит такие эпитеты:
«Убийство Паттона» - это богатое описание некоторых из самых важных сражений Второй Мировой Войны. <…> Некоторых её участников встают как живые перед вашими глазами.<…>. Мастерски построенное повествование».

Могила генерала Паттона в Люксембурге.


Иногда постсоветские историки-чиновники готовы идти, скрипя зубами, на некоторые компромиссы и даже приоткрыть засекреченные архивы. В их рядах тоже произошел раскол. Но в принципе, одни пытаются скрыть архивы, а другие пытаются их вскрыть. И если есть одни, которые спасают честь своей страны, говоря правду, есть другие, которые ее позорят. 


Это было продемонстрировано одним так называемым делом «Архангельских историков», о котором сейчас мало кто помнит. В своё время оно имело некоторый резонанс. Оно также характеризует и бросает свет на общую обстановку и атмосферу в постсоветском академическом мире. Поэтому, стоит об этом практически забытом инциденте вспомнить. 

 13 сентября 2009 года в Архангельске по абсурдному и явно надуманному предлогу местными чекистами было возбуждено уголовное дело в отношении заведующего кафедрой отечественной истории Поморского государственного университета доктора исторических наук, профессора Михаила Николаевича Супруна и начальника Информационного центра УВД РФ по Архангельской области полковника Александра Васильевича Дударева. Их грех состоял в том, что ученый собирал историческую информацию о репрессированных этнических немцах (потомков, тех, кого еще Екатерина Великая пригласила переселиться в Россию) и военнопленных (в том числе и польских) во время Второй мировой войны, а полковник-архивист ему в этом деле помогал. Дело против «Архангельских Историков» вызвало ряд протестов среди российских и зарубежных ученых. 

 Член-корреспондент Российской Академии наук, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского Института истории РАН Рафаил Ганелин в связи с этим заявил: “Дело Супруна и Дударева – это очень серьезный удар по международному престижу современной России».

Проф. Михаил Николаевич Супрун

Архангельские ученые и педагоги заступились за своего коллегу, обратившись с открытым письмом к правоохранительным органам региона. Цитируем:

«Мы, научные работники и преподаватели ВУЗов Архангельска поддерживаем позицию историков-ученых России, выраженную в их открытом письме в защиту архангельского историка Михаила Николаевича Супруна (известное как «письмо сорока восьми»). По инициативе ФСБ против М.Н. Супруна Следственным комитетом при прокуратуре возбуждено уголовное дело по надуманным, псевдоправовым основаниям. Мы считаем, что основным мотивом возбуждения уголовного дела было стремление воспрепятствовать научной деятельности профессора Супруна, заключающейся в анализе архивных материалов о массовых репрессиях, проводимых спецслужбами России в 30-50-ые годы 20-го века. В ходе следствия у Супруна были изъяты уникальные архивные материалы - даже не имеющие никакого отношения к тем событиям, которые послужили формальным основанием для возбуждения уголовного дела. В частности был изъят не публиковавшийся в нашей стране дневник Молотова, содержащий записи его бесед с Гитлером. Очевидно, что определенные структуры не хотят, чтобы стала известна историческая правда не только о репрессиях, но и о Второй мировой войне. Мы просим прекратить уголовное преследование М.Н. Супруна и возвратить ему изъятые архивные и другие научные материалы.

Куратов А.А., доктор исторических наук, профессор, ПГУ
Саламатова О.В., доктор исторических наук, профессор, ПГУ
Соколова Ф.Х., доктор исторических наук, профессор, ПГУ
Чуракова О.В., кандидат исторических наук, доцент, ПГУ
Дрегало А.А., доктор философских наук, профессор, ПГУ
Сидорова Т.А., доктор филологических наук, профессор, ПГУ
Петрова Н.А., кандидат филологических наук, доцент, ПГУ
Федотова Е.Д., доктор исторических наук, профессор, МИУ
Габидулин Р.С., кандидат философских наук, доцент, МИУ
Постников Б.Н., кандидат физико-математических наук, доцент, СГМУ
Юфряков А.В., кандидат физико-математических наук, доцент, ВЗФЭИ»

Еще одно открытое письмо подписало несколько десятков российских и иностранных ученых и общественных деятелей. Список подписей возглавляла известная правозащитница Людмила Алексеева. В частности в этом письме говорилось:

«Роль ФСБ в возбуждении этого уголовного дела остается неясной. Какие проверки, на основании которых возбуждено уголовное дело, проводились архангельскими чекистами? Неужто наши секретные службы настолько озабочены защитой прав граждан на неприкосновенность частной жизни, что готовы ради нее отложить в сторону свои прямые обязанности по охране государственной безопасности?

Мы полагаем, что это, к сожалению не так. Основной причиной уголовного преследования М.Н.Супруна и А.В.Дударева является то враждебное и неприязненное отношение к отечественным и международным усилиям по изучению трагических страниц нашего прошлого, которое не раз публично высказывалось руководством России. И если ФСБ действительно является инициатором «дела архангельских историков», то приходится констатировать, что в этом ведомстве сохраняется менталитет ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. Здесь не заинтересованы в правде о репрессиях. Отсюда и попытки запугать российское научное сообщество, одной из которых является дело Супруна и Дударева. Михаил Николаевич Супрун - ученый с европейским именем. Благодаря его деятельности осуществляются научные проекты, цель которых заключается в объективном изучении самых трагических страниц в истории России. Александр Васильевич Дударев также известен научному сообществу, как добросовестный и знающий архивист, оказавший неоценимую помощь многим историкам в их исследованиях, а также в составлении Книг памяти жертв политических репрессий.

Мы требуем немедленного прекращения уголовного преследования М.Н.Супруна и А.В. Дударева».

Людмила Алексеева, Председатель Московской Хельсинкской группы.

Далее идут подписи. Так как сбор подписей пошел гулять и по интернету, подсчитать их количество в сотнях или в тысячах стало невозможным.

Людмила Алексеева. 1927 - 2018.

За архангельских историков также заступились Deutsche Welle «Немецкая Волна» в многочисленных репортажах по этому делу, а также Радио Свобода, которая сообщала:

«Под обращением, первоначально названным «письмо сорока восьми», на сегодняшний день подписались более пятидесяти ученых из России, Украины, Германии, Израиля, Польши и США. Они требуют прекратить уголовное преследование историка Михаила Супруна и руководителя архива УВД Архангельской области Александра Дударева <…>. По мнению московского историка и журналиста Никиты Соколова реальной подоплеки событий, происходящих сейчас в Архангельске, никто из независимых историков пока не понимает. Историк также считает, что уголовное преследование Михаила Супруна похоже на сигнал, который подается таким способом историкам и архивариусам. «Мол, не надо вспоминать некоторые страницы нашей истории, хватит», - предполагает Соколов. Он опасается, что может быть прекращена работа по увековечиванию жертв репрессий и расследованию определенных страниц российской истории. «Сотрудники архивов - люди битые, подневольные, не имеющие публичной защиты. Напугать их так, чтобы они начали ставить палки в колеса исследователям, очень легко», - говорит эксперт».

Итак, Радио Свободе, которая во время Холодной Войны сообщала через глушение советским слушателям о некоторых «тайнах история, где видны подлинные причины событий», пришлось вновь заговорить о свободе слова на Руси и заступиться за неё. Не в первый и не в последний раз.

Есть и некоторые российские СМИ, которые иногда осторожно сообщают о том, что считают нужным (и дозволенным), например, радиостанция "Эхо Москвы" и "Новая Газета". Но это скорее исключения, которые доказывают общее правило, что о свободе слова в сегодняшних российских СМИ не приходится говорить. А страна продолжает жить по лжи. Зато есть интернет, который вносит некоторую корректировку и с которым кремлёвским властям трудно бороться.

В 2018 году произошел очередной инцидент, угрожающий жизни и здоровью российскому историку, который не побоялся заговорить об исторической правде.

«Мы призываем российские и международные общественные организации и СМИ обратить пристальное внимание на дело Юрия Пивоварова и выступить в его защиту как несправедливо преследуемого современного российского диссидента. Его жизнь сейчас находится в реальной опасности, ...»

Такие слова прозвучали 19 апреля 2018 в российском интернете. Было опубликовано Открытое Письмо в Поддержку академика РАН Юрия Сергеевича Пивоварова, в котором говорилось:

Ю.С. Пивоваров

«Известный историк, научный руководитель ИНИОН, академик РАН Юрий Сергеевич Пивоваров, в течение 17-ти лет возглавляющий ИНИОН РАН, у которого были проведены обыски и изъят загранпаспорт; в отношении него были возбуждены уголовные дела. Юрий Сергеевич известен своей принципиальной позицией по защите ИНИОН, выступал с критикой "реформы" РАН и никогда не боялся давать комментарии СМИ о проблемах исторического наследия и перспективах развития Российского государства.

Ю.С.Пивоваров: "Можно сказать, что с 20 апреля 2015 г. в отношении меня продолжается уголовное преследование. Сначала я был обвиняемым в уголовном деле по факту пожара в моём институте. Но три экспертизы МЧС и экспертиза, проведённая Следственным комитетом, подтвердили мою невиновность. То есть в действиях или бездействиях академика Пивоварова нет связи с пожаром. Но вместо того, чтобы снять с меня обвинения и закрыть дело, оно было передано из Управления по особо важным делам СК Москвы в СК РФ. И взамен 1-го следователя – старшего лейтенанта, теперь у меня их 8-10 генерал-майоров".

Конечно, появление этого нового дела и связанные с ним следственные мероприятия, так же как и предыдущее уголовное преследования, не что иное, как травля. Чисто политический заказ, я просто не знаю ещё, с чем это связать! Из-за полутора миллионов рублей, что при нынешнем уровне коррупции в стране даже как-то оскорбительно выглядит! Причем я эти деньги ни в глаза не видел, ни в руках не держал, даже следователи были впечатлены скромным образом жизни заслуженного академика. Если сегодня-завтра меня не арестуют, буду говорить, рассказывать, выступать. Это не личное дело отдельного человека, Пивоварова, это может коснуться каждого».

В длинном списке подписавших петицию в защиту Пивоварова фигурируют ученые и историки, известны не только в Российской Федерации, но и с международным именем.

«Мы полагаем, что уголовное преследование Юрия Пивоварова, а также травля, развязанная против него в СМИ и в Интернете, не имеют никаких иных целей, кроме следующих – сломать и уничтожить общественного деятеля, пользующегося большим авторитетом среди российской интеллигенции и не боящегося публично высказываться по актуальным историко-политическим вопросам, а также посеять страх в научном сообществе, чтобы отбить желание у учёных свободно обсуждать текущее положение вещей в России и мире. Очевидно, что это делается также для того, чтобы подорвать сопротивление думающих людей т.н. «оптимизации» научных и культурных институций, сводящейся к уменьшению государственного финансирования науки и культуры, увеличению бюрократического пресса и подавлению прав и свобод сотрудников академических институтов, вузов, музеев, библиотек, архивов и проч.

Мы призываем российские и международные общественные организации и СМИ обратить пристальное внимание на дело Юрия Пивоварова и выступить в его защиту как несправедливо преследуемого современного российского диссидента. Его жизнь сейчас находится в реальной опасности, и только общественное внимание к его делу может остановить российские власти или отдельные группы т.н. «силовиков» от дальнейшего произвола».

Конец цитаты.

Дела «Архангельских историков» и академика Ю. Привоварова свидетельствуют о том, что в нынешней Российской Федерации, есть немало порядочных и отважных людей, которые не боятся говорить правду, готовы за неё бороться, и даже ей свою жизнь посвятить, несмотря на все усилия кремлёвских властей эту правду задушить. Любым способом – даже самым низким и подлым.


Над уютным «кукушкиным гнездом» историографического истеблишмента советского и постсоветского союза в 90-ых годах 20-го века пролетел «предатель» Виктор Суворов и перевернул вверх ногами всю советскую историографию о войне, которую называют «Великой Отечественной». Как выразился известный современный русский историк Михаил Веллер: «После «Ледокола» история Второй мировой войны в прежнем виде не существует».

Основной тезис Суворова, автора «Ледокола», заключается в следующем: «Оба агрессора, и красный, и коричневый, наступали одновременно. Но у Гитлера было преимущество: он рубанул первым».

Ещё 5 мая 1941 года Сталин выступал в Большом Кремлёвском Дворце на приёме, устроенном в честь выпускников военных академий. Вождь заявил, что в Красной Армии «на сегодняшний день развёрнуто 300 дивизий, 20 тысяч танков и многие тысячи самолётов» « Красная Армия есть современная армия, а современная армия – армия наступательная», продолжал Сталин. «Народы Европы с надеждой смотрят на Красную Армию, как на армию-освободительницу. Видимо, войны с Германией в ближайшем будущем не избежать и, возможно, инициатива в этом вопросе будет исходить от нас. Думаю, это случится в августе».

Парад на Красной Площади. 1-го мая 1941 г. Почётные гости. Несколько недель до нападения Германии на Советский Союз.

План нападения Красной армии на Польшу. На карте стоит подпись ее создателя: «Исполнитель генерал-майор Василевский. 15.5.41».

Сталин ошибался. Инициатива произошла от немцев. И это несмотря на то, что у Сталина было огромное превосходство сил. По состоянию на 22 июня на западной границе Красная армия имела 12 тысяч 379 танков – утверждает современный российский историк Марк Солонин – против 3 тысяч 628 германских танков. Германских самолетов было 2,5 тысячи против более чем 10 тысяч советских. К концу сентября 1941 года, за три с небольшим месяца, Красная армия потеряла 15,5 тысячи танков, 10 тысяч самолетов, 67 тысяч орудий и минометов и 3,8 млн. единиц стрелкового оружия. И почти трёх миллионов взятых Вермахтом в плен или добровольно перешедших на сторону врага. Таких общее количество за всю войну составляет 5 миллионов и где-то 250 с лишним тысяч человек. Цифры, приведённые Марком Солониным, колоссальны.

В первые месяцы войны Красная Армия рассыпалась. Дезертирство приняло массовые масштабы – около миллиона человек! Общий хаос. Были некоторые очаги сопротивления, но, в общем, оказалось, что рядовые красноармейцы просто не хотели воевать. Лучше либо в лес, либо в плен.

О своих намерениях напасть и вести тотальную войну против Советской России и большевизма Гитлер откровенно говорил еще в своей книге «Майн Кампф», опубликованной еще в 1925 году. Речь шла (как и во время Первой мировой войны) о необходимости завоевания “Lebensraum” - «жизненного пространства” для своей германской нации на востоке: «Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены».

Итак, у Гитлера был свой новый германский вариант крылатой фразы «Иду на вы!» - князя Святослава Игоревича на древней Руси, хотя, естественно, он это не афишировап. Реакция Сталина, когда дело подошло ближе к делу в 1939-ом году, тоже понятна: заключить временный «договор с дьяволом» (который подпишут Молотов и Риббентроп) и таким образом выиграть время и пространство для своего собственного плана нападения.

Этим «пространством» оказалась Польша, ставшая в очередной раз жертвой разделения своей территории между соседними державами с востока и запада. Но тут не только в этом было дело. Польша просто путалась под ногами.

Один факт, что Виктор Суворов осмелился сопоставить Сталина и Гитлера в одинаковую категорию «оба агрессора, и красный, и коричневый», вызвал громкую реакцию и бурю негодования среди некоторых советских «историков», проживающих уже и в постсоветские времена. А министр культуры Российской Федерации, Мединский, даже пригрозил, что любое сравнение коммунистического режима СССР с фашистским режимом Третьего Рейха – это уголовное дело. Тут я с бывшим членом компартии министром культуры РФ Мединским полностью согласен. Любое сравнение этих двух режимов – «преступно» так как они несравнимы. Не только в обратном смысле. Несмотря на все абсолютно неоспоримые зверства против человечества, совершенные гитлеровским режимом, сталинский режим, ну если не в сто раз, то по статистике человеческих жертв, примерно, в десять раз – хуже! Так и получается: по консервативным оценкам – шесть миллионов против шестидесяти миллионов. Правда, у Сталина было больше времени на свои злодеяния – почти три десятилетия. А у Гитлера чуть больше одного.

Нельзя и отрицать высказывание Сталина на секретном заседании Политбюро 19 августа 1939 г: «Опыт 20 последних лет показывает, что в мирное время невозможно иметь в Европе коммунистическое движение, сильное до такой степени, чтобы захватить власть. Диктатура партии становится возможной только в результате большой войны».

Ключевые слова: «…только в результате большой войны» - сказанные две с половиной недели до начала такой войны.

В начале 21-го века российские историки Великой Отечественной войны, раскололись на два лагеря, можно сказать на «резунисты» и «антирезунисты» (настоящая фамилия Суворова – Резун). Вот названия лишь нескольких книг, вышедших в эти годы на эту тему.

«Антисуворов - Большая ложь маленького человека» 2004 г.
«Антисуворов – Десять мифов Второй мировой» 2004 г.
«Правда Виктора Суворова» 2006 г.
«Правда Виктора Суворова II» 2007 г.
«Неправда Виктора Суворова» 2007 г.
«Правда Виктора Суворова – Новые доказательства» 2008 г.
«Новый анти-Суворов» 2008 г.

И т.д.

Противники Суворова обвиняют его в «фальсификации» истории Второй мировой войны, и в том, что он ее переписывает. На что он отвечает: «А где эта история? Покажите ее. Ее нет. Шестьдесят лет после окончания войны, а историю никак не могут «сочинить» <….>. При Сталине ее вообще не писали.<…>. При Хрущеве написали позорный шеститомник и сейчас все стесняются его показывать. При Брежневе написали двеннадцатитомник и также стесняются его показывать, так как там - товарищ Брежнев. Пытаются, пытаются, пытаются. Когда напишут официальную историю, тогда у них появится право обвинять меня в фальсификации. А я просто говорю то, что было. Вот и все»

«Сердится первым, кто не прав». И первое, что фальсификаторы истории делают - это обвиняют других историков в фальсификации.

Виктор Суворов. Бывший сотрудник резидентуры ГРУ СССР в Женеве. В 1978 году бежал в Великобританию. В СССР был заочно приговорён к смертной казни.

А по сути дела сегодняшняя полемика в Российской Федерации ведется не вокруг Виктора Суворова и его исторических теорий или открытий, а вокруг исторической фигуры Сталина. Да и не только вокруг этой фигуры, а вокруг всей «идеологии» марксизма-ленинизма-сталинизма, вернее, вокруг укоренившейся психологии этого явления, от которого еще страдает половина населения постсоветской России. 

Впрочем, а что говорит сам Сталин?

Во время одной из союзнических конференций «Большой Тройки» Второй мировой войны Сталин сказал Черчиллю, обратившемуся к нему с соболезнованиями по поводу огромных людских потерь СССР: «При коллективизации мы потеряли не меньше». «Я так и думал, ведь вы имели дело с миллионами маленьких людей», - заметил Черчилль. «С десятью миллионами, - ответил Сталин. - Все это было очень скверно и трудно, но необходимо. Основная их часть была уничтожена своими батраками».

«Время от времени, как арьергард потрепанной и отступающей армии, старая красная гвардия историков-чиновников отстреливается. Некоторые из них по сей день носят погоны. Они еще что-то пишут, публикуют, что-то ставят на телевидении. Но они уже не у дел. Да и возраст у многих уже не тот».

Так наивно писал я, когда начинал работу над первым вариантом данного «Эпилога» несколько лет назад. Беру свои слова обратно. «Они» еще очень у дел. Показательный признак этого - приход к идеологической власти в 2011 г. нового министра культуры РФ, бывшего члена комитета ВЛЛСМ и члена КПСС, потом партийного деятеля Единой России и депутата Госдумы вышеупомянутого Владимира Мединского, объявившего войну всем "фальсификаторам" истории, то есть, тем, кто пытается докопаться до её истинных причин и последствий, в особенности, что касается истории ВОВ, то есть, Второй мировой войны.

Независимые Российские СМИ (вернее, то, что от них осталось) и «либеральные» историки почти единогласно сразу прозвали Мединского «Министром пропаганды». Марк Солонин, например, утверждает, что Мединский постоянно игнорирует и подтасовывает факты, и далее приводит слова самого Мединского: «Факты сами по себе значат не очень много. Скажу ещё грубее: в деле исторической мифологии они вообще ничего не значат. Все начинается не с фактов, а с интерпретаций. Если вы любите свою родину, свой народ, то история, которую вы будете писать, будет всегда позитивна».

«Всегда позитивна» - это об истории Советского Союза? А репрессии? А Голодомор? А ГУЛАГ?

В российских СМИ всё чаще можно услышать и прочитать утверждения, что министр культуры РФ в своё время сфальсифицировал или «украл» свою докторскую диссертацию. Что касается Виктора Суворова, то Мединский во время теледискуссии по "Эхо Москвы" с журналисткой Юлией Латыниной изрёк свое однозначное, министерское и государственное мнение: «Профессиональный предатель, приговоренный к смертной казни за измену родины».

(Кстати, в связи с конституционными «реформами» и министерскими перетасовками, проведёнными президентом Путиным в 2020 году, этот министр был снят со своей должности).

Возникает вопрос: а за что именно был Суворов-Резун приговорен к смертной казни? - За то, что он передал британской разведке (врагам) какие-то сверхсекретные государственный тайны, имеющие стратегическое значение, что угрожало безопасности Российской Федерации? - в таком случае - докажите это. Или, за то, что в своих книгах он опубликовал некоторые исторические факты, которые сильно раздражают нынешних правопреемников советского режима?

К тому же можно добавить и следующее:

Когда люди советского умосложения "Homo Soveticus" поставлены в угол и у них нет никаких аргументов - они немедленно переходят на уровень личной атаки. (В международной юридической терминологии это называется - "Ad hominem" т.е. "Против человека").

Всего в России уже к 2005 г. вышло около двух десятков книг против Суворова. А после этого - еще добрая дюжина. Многие из них направлены против автора лично, например, книга под названием «Антисуворов – большая ложь маленького человека».

Одно название книги уже говорит о многом. Похоже, что автору - ученому историку сотруднику Института военной истории министерства обороны РФ Алексею Исаеву при отсутствии серьезной аргументации (и подходящей документации) пришлось прибегнуть именно к личным нападкам против своего идейного оппонента. Типичный советский почерк, при котором, помимо политической пропаганды, ругани и хамства, эмоции берут верх над разумом.

«Владимир Богданович Резун, подписывающийся псевдонимом Виктор Суворов - лжец, лжец патологический и бесповоротный. Он врёт буквально на каждом абзаце, причем для этого часто нет необходимости. Источники, на которые он иногда ссылается, безжалостно искажает, вырванные из контекста цитаты получают прямо противоположное значение» - пишет еще один «историк» в данной плеяде по имени Василий Чобиток («Неправда Виктора Суворова». 2007 г.). Подвергший Суворова суровой критике за то, что тот вырывает цитаты из контекста, Чобиток изрекает: «Впрочем, я сам точно не знаю, в чем заключаются теории Резуна, поскольку его книг не читал…»

Уничтожающий аргумент!

«Кроме того, зачем возмущаться? В чем тут грех: ударить первым по врагу, когда тот идет на тебя с топором? Наоборот – «святое дело», говоря о Гитлере и Сталине, комментирует Виктор Суворов в своём «Ледоколе».

Они «рубанули» первыми. Среди них и Гудериян в первом ряду крайне справа.

В 2013 году вышла книга Марка Солонина «Июнь 41-го. Окончательный Диагноз», одна из многих книг историка на тему начала войны между сталинского СССР и гитлеровского Третьего Рейха. Книга, на более 730 страниц, состоит из множества приведённых автором документов, карт, и разных рассекреченных архивов, которые говорят сами за себя. Солонин не ставит себе главной целью рассуждать на различные темы, а просто приводить факты. Фактов много, а абстрактных рассуждений у него, скорее, мало. Пусть рассуждает сам читатель.

Солонин во время 2-х часового интервью с Дмитрием Гордоном по украинскому телевидению. 2020 год.

Хочу привести фрагмент из статьи о Марке Солонине в русскоязыной версии Википедии. Прошу прощения у читателя, что цитата длинная, но, на мой взгляд, она очень хорошо иллюстрирует историографическую обстановку на данную тему в путинской пост-советской России. Надо также иметь в виду, что кремлёвские власти не могут оставить без внимания, то что пишется в русской версии Википедии, хотя сама компания американская. Это само собой разумеется. Насколько российский вариант свободен и объективен - остаётся под вопросом. Сравнивая русские и английские версии, в особенности на политические и исторические темы, я неоднократно заметил значительные расхождения.

Итак, - отзывы в Википедии о творчестве Солонина. Они очень напоминают споры вокруг фигуры Виктора Суворова, состоявшиеся более тридцати лет до этого.

«Антисуворов - большая ложь маленького человека». «Правда Виктора Суворова». «Неправда Виктора Суворова».

…и т.д. и т.д.

Прошло целое поколение с тех пор, как в свет вышел «Ледокол», но многие товарищи остались, до сих пор, как будто вкопанные в землю, на своих местах и позициях.

Википедия разделяет реакции на книгу Солонине на две части – на положительную и на отрицательную. Цитируем дословно:

Положительная

«Журналист и писатель Юлия Латынина в эфире радиостанции «Эхо Москвы» назвала Солонина (наряду с В. Суворовым) «великим военным историком XX—XXI века». В. Суворов (Резун), известный работами в той же области исторического ревизионизма, что и М. Солонин, оценил работы Солонина как «научный подвиг» и «золотой кирпич в фундамент той истории войны, которая когда-то будет написана».

Обозреватель литературного журнала «Звезда» С. Гедройц (Самуил Лурье) высоко отозвался о «попытке Солонина развенчать накопившееся за полвека» «специальное Военное Враньё». По его мнению, «Солонина ненавидят особенно сильно. Потому что пишет ярко, с интонациями живого человека, и при этом до занудства неопровержим».

«Работой настоящего историка» назвал книги Солонина сотрудник Института всеобщей истории РАН, специалист по Средневековью Игорь Дубровский (журнал «Пушкин», № 1, 2008). Однако научный сотрудник ИНИОН РАН Сергей Ермолаев позитивную рецензию Дубровского назвал «нелепостью», приведя подробный анализ выводов Солонина.

Положительно в «Ежедневном журнале» оценил работу «22 июня» публициста Марка Солонина публицист Л. А. Радзиховский».

И далее, под рубрикой «Отрицательная», которой Вмкипедия уделяет как минимум в два раза больше места, идёт целая очередь товарищей с разными академическими званиями, словно плеяда красных звёзд на пост-советском академическом небосклоне.

Отрицательная

«Ветеран Великой Отечественной войны, кандидат исторических наук Иосиф Тельман полагает, что Солонин «не владеет ни методологией истории, ни достаточными конкретно-историческими знаниями». К числу фальсификаторов причислил Солонина и руководитель Центра военной истории России Института российской истории РАН, доктор исторических наук Георгий Куманёв, а также выпускник исторического факультета МПГУ, кандидат философских наук, научный сотрудник ИНИОН РАН С. А. Ермолаев.

С критикой Солонина выступил кандидат исторических наук Алексей Исаев. (Этот тот же Алексей Исаев, который, еще в 2004 году сочинил шедевр под названием «Антисуворов – большая ложь маленького человека» Авт.). Доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории новейшего времени Историко-архивного института РГГУ А. А. Киличенков пренебрежительно оценил книгу Солонина как «очередной коммерческий проект, продукт „коммерциализации истории“». Доктор исторических наук Владимир Барышников отмечает, что сочинения Солонина демонстрируют невежество, глупость, поверхностные суждения и некомпетентность автора.

Доктор исторических наук, профессор Д. В. Гаврилов заявил, что сочинения Солонина «преследуют цель оправдать фашистскую агрессию против СССР, опорочить, а то и опровергнуть победу Советского Союза». Крайне негативно оценивает построения Солонина маршал Дмитрий Язов, по его мнению, Солониным движет стремление «очернить победу» и «принизить подвиг народа».

Старший научный сотрудник Центра гуманитарных исследований РИСИ, кандидат исторических наук Д. А. Мальцев причислил М. Солонина к «очернителям» истории Великой Отечественной войны и назвал некоторые утверждения М. Солонина «распространением сплетен».

Кандидат исторических наук, доцент кафедры экономической истории и информационных технологий МГУ имени Н. П. Огарёва В. А. Григорькин относит Солонина, наряду с Виктором Суворовым, Борисом Соколовым и Владимиром Бешановым, к числу «основных лидеров» ревизионистов, «настроенных на полный пересмотр не только итогов Великой Отечественной войны, но и самого её хода, оценки многих операций (если не всех) и роли советского командования». По его мнению, данная группа авторов имеет общие взгляды на то, что: Великая Отечественная война представляла собой «схватку двух агрессоров»; Сталин привёл к власти Гитлера и несёт полную ответственность за нападение последнего на СССР, поскольку «сам собирался напасть, а немцы чуть ли не оборонялись»; в ходе боевых действий против нацистской Германии СССР бомбил жилые кварталы советских городов, а не военные объекты; следует «делить пополам между Гитлером и Сталиным» всех мирных жителей, погибших во время войны, в том числе и тех, кто был намеренно убит немцами; находясь в Германии, советские военнослужащие занимались зверскими убийствами мирного населения; победа СССР досталась вопреки Сталину и усилиям окружавших его людей, а лишь с помощью ленд-лиза. Кроме того, указав на то, что «эта часть авторов является самой опасной в идеологическом плане», Григорькин на примере книги «Мозгоимение» отмечает, что, намеренно стремясь выбрать «самые простые» из всех причин, «М. Солонин в своих книгах упорно отстаивал тезис о массовом дезертирстве советских войск летом 1941 г., не желавших сражаться за кровавого тирана Сталина».

По поводу одного из фигурантов данного списка – вышеуказанного Алексея Исаева – В. М. Мельников, кандидат исторических наук, в своей статье «Кто стоит за «Проектом Лжи» Алексея Исаева о Великой Отечественной Войне? пишет следующее:

«Не так давно книжные полки магазинов пополнила очередная книга, как написано в предисловии к ней, "известного историка" Алексея Исаева под названием "Георгий Жуков. Последний довод короля". Восхищенные эпитеты в адрес автора, сочиненные, по всей видимости, им же и вынесенные на обложку книги, сразу же вызывают неоднозначное отношение к ней. Красной строкой по всей книге проходят две идеи: в истории Великой Отечественной войны есть один гениальный полководец – Маршал Советского Союза Жуков Г.К., а в ее историографии имеется один настоящий историк – Алексей Исаев».

На первом месте в своём длинном списке критиков творчества Марка Солонина Википедия ставит Иосифа Тельмана, кандидат исторических наук, ветеран Великой Отечественной войны. В своей длинной рецензии под заголовком «Открытия» (в кавычках) Марка Солонина» можно найти множество суждений, сентенций и эпитетов со стороны её автора, Тельмана, в адрес “Ad hominem” Солонина. Например, нижеследующие:

«… автор использовал в основном Интернет, мемуары и некоторые публикаций по истории войны. Каких-либо новых и ценных, обнаруженных им, архивных документов вы в них не найдете. Марк Солонин не историк-профессионал, а любитель».

«Просто поражает стремление Марка Солонина обелить германских нацистов».

«Марку Солонину очень уж хочется поразить мир своими открытиями. Создается впечатление, что он не всегда отдает отчет в том, что пишет».

«Однако, он просто не знает что такое новая история, понятия об этом не имеет».

«Все это настолько примитивно, что дальше некуда».

«Марк Солонин не владеет ни методологией истории, ни достаточными конкретно- историческими знаниями».

Ну, и т. д., и т п. ….

Можно продолжить, но думаю, читатель понял.

И в заключение своего опуса выдающийся историк наших дней и тов. Тельмана И. пишет:

«В работах Солонина преобладают технические характеристики боевых машин, номера полков и дивизий и много чего еще. Чисто исторического материала мало, а новых идей совсем нет. И читателям трудно пробираться через эти "дебри". Да и Солонин сам не рекомендовал им покупать его книги с множеством таблиц и графиков. И вот своей новой книгой он хотел посмешить и удивить читателей. Пожалуй, ему это удалось. Испытывая острый дефицит новых идей, да и идей вообще, Солонин не нашел ничего лучшего чем встать на путь пускай не полной, но реабилитации нацистов. Вермахт у него предстает белым и пушистым, непричастным к преступлениям гитлеровцев. Нюренбергский трибунал вызывает у него гневный протест и еще много чего нагородил наш историк-самоучка. В его книге "Фальшивая история Великой войны" есть и правильные замечания и даже справедливая критика некоторых современных авторов, но это все уже давно известно. А вот новые "открытия" Солонина по части "светлых сторон" германского фашизма - это его большой вклад в фальсификацию истории Великой войны, фальсификацию - с которой он якобы борется. Очень грустно, что еврей, проживший несколько лет в Израиле, выступает в подобной роли.

Даже в современной России, куда возвратился Солонин, осталась пожалуй одна незыблемая духовная ценность, это святая и светлая память о войне, о ее героях и жертвах. Уважения к этой памяти нет в книге Солонина. Даже по обложке это видно. На ней изображены советские солдаты с поднятыми вверх руками, сдающиеся в плен. Для книги Солонина это по-видимому самая подходящая иллюстрация».

Конец цитаты.


СЛОВО О КАТЫНИ

Одно из величайших преступлений против человечества в памяти мировой истории было совершено войсками Советского Союза в лесах под Смоленском весной 1940 года.

В апреле 1943 года в Катынском лесу немецкие оккупационные войска раскрыли массовые захоронения польских военнопленных, убитых в большинстве случаев, одним выстрелом в затылок. Немцы пригласили Международный Красный крест провести экспертизу массового убийства. Советский Союз сразу же попытался свалить вину на немцев, что сначала охотно подхватили все западные СМИ.

Расследование в Катыни. 1943 г.

Вторая попытка свалить «с больной головы на здоровую» была сделана на Нюрнбергском процессе после окончания войны, но на сей раз этот номер не прошел. Несмотря на все усилия советской стороны, во главе которой стоял главный представитель СССР, бывший генпрокурор СССР и один из заслуженных палачей СССР, расстрелявший в этом качестве тысячи людей - Андрей Вышинский. Несмотря на все его усилия - нашлись несколько оставшиеся в живых свидетеля, которые вдруг рассказали правду. Этим они и торпедировали все усилия советов. Тем не менее, всю историю про Катынь тут же в Нюрнберге «замяли». Победителей, как известно, не судят. А потом Вышинский стал главным представителем СССР в Организации Объединенных Наций. Славную себе сделал карьеру.

Сначала, немного сухой статистки:

Согласно обнародованным архивным документам, всего было расстреляно 21 857 польских пленных. Именно пленных, а не только военнопленных, так как среди них было много простых гражданских лиц.

5 марта 1940 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о расстреле «находящихся в лагерях для военнопленных 14 700 польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков», а также 11 000 арестованных и содержавшихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии «членов различных контрреволюционных шпионских и диверсионных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков».

Основой для решения Политбюро стала записка наркома внутренних дел СССР Берии в ЦК ВКП(б) Сталину, в которой расстрел перечисленных категорий польских пленных и заключённых предлагался «исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправимыми врагами советской власти». При этом в качестве решения в протоколе заседания Политбюро была дословно воспроизведена заключительная часть записки Берии.

Термин «катынское преступление» – собирательный, он обозначает расстрел в апреле–мае 1940 года почти 22 тысяч польских граждан, содержавшихся в разных лагерях и тюрьмах НКВД СССР:

– 14 552 польских офицеров и полицейских, взятых в плен Красной Армией в сентябре 1939 года и содержавшихся в трёх лагерях НКВД для военнопленных, в том числе:

– 4421 узник Козельского лагеря (расстреляны и захоронены в Катынском лесу);

– 6311 узников Осташковского лагеря (расстреляны в Калинине и захоронены в Медном);

– 3820 узников Старобельского лагеря (расстреляны и захоронены в Харькове);

– 7305 арестованных, содержавшихся в тюрьмах западных областей Украинской и Белорусской ССР (расстреляны, по-видимому, в Киеве, Харькове, Херсоне и Минске, и в других местах.

Впрочем, пару слов о главном палаче в этом деле – Василий Блохин. В Интернете читаем:

Василий Блохин. 1895 – 1955.

«Именно Блохин руководил расстрелом польских офицеров, и лично расстрелял около 700 поляков. В 1991 году на допросе в Генеральной Военной прокуратуре СССР один из членов расстрельной команды, бывший начальник УНКВД по Калининской области Токарев вспоминал, как в первый день расстрелов к нему в кабинет зашел Блохин и сказал: «Ну, пойдем». «Мы пошли. И тут я увидел весь этот ужас… Блохин натянул свою специальную одежду: коричневую кожаную кепку, длинный кожаный коричневый фартук, кожаные коричневые перчатки с крагами выше локтей. На меня это произвело огромное впечатление – я увидел палача!» Токаревское описание Блохина детально соответствует тому, которое со ссылкой на ветеранов НКВД привел в своей книге Теодор Гладков: «В швейной мастерской административно-хозяйственного управления НКВД Блохину сшили по его заказу длинный, до самого пола, широкий кожаный фартук, кожаный картуз и кожаные перчатки с рострубами – чтобы не забрызгивать кровью одежду». В первую ночь расстреляли 343 человек, заканчивали при восходе солнца, торопились. И Блохин приказал больше 250 не привозить.

Процедура была такой: поляков поодиночке вели в «красный уголок», сверяли фамилию, имя, год рождения, надевали наручники. Затем, показал Токарев, «вводили в камеру и стреляли в затылок, вот и все». В подвале установили еще одну рационализаторскую идею - транспортер, на который сбрасывали убитого. Транспортер подавал тело в окно, во двор, там расстрелянных грузили в машины, кузова накрывали брезентом и везли трупы в Медное. Там уже ждал ров, выкопанный экскаваторами. Тела сваливали в ямы и засыпали. Кузова от крови отмывали ежедневно, брезентовые полотнища после завершения операции Блохин приказал водителям сжечь. После каждой ночи Токарев сообщал заместителю наркома Меркулову: по такому-то наряду исполнено (т.е. расстреляно) столько-то.

За Катынь его наградили патефоном.

Василий Блохин очень гордился тем, что лично расстреливал самых известных людей страны, в том числе военачальников Якира, Тухачевского, Уборевича, своего бывшего наркома Ежова, писателя Бабеля, журналиста Кольцова, режиссера Мейерхольда».

«Катынское преступление – у него есть еще одно свойство, которое его выделяет. А именно то, что это преступление – это не только бессудная казнь всех 22 тысяч военнопленных и арестованных, бывших польских граждан, - оно включает в себя еще и полвека лжи, попыток все скрыть и свалить вину на кого-то другого. На немцев», сообщает британская радиовещательная корпорация Би-Би-Си, цитируя руководителя польской программы историко-просветительского общества "Мемориал" Александра Гурьянова.

Советская вывеска

Но катынский расстрел не был первым преступлением геноцидного типа, совершенным Советским Союзом против поляков. Как утверждает профессор Ягеллонского университета и краковского отделения Института национальной истории Хенрик Глембоцкий, во время "польской операции" НКВД в 1937-1938 годы, по оценке "Мемориала", были расстреляны 111 тысяч поляков, проживавших в СССР. 111 тысяч!

Хенрик Глембоцкий рассказывает: «В 2017 году исполнилось 80 лет с начала "большого террора" НКВД. В последнее время я занимался малоизученной и малоизвестной для общества темой – «польской операцией» 1937-1938 годов. Это только часть кампании сталинских репрессий, когда уничтожали россиян, украинцев, белорусов, евреев и людей других национальностей. Но у поляков, живших в Советском Союзе, особая история. Против них по приказу главы НКВД Николая Ежова была проведена спецоперация. Из 140 тысяч репрессированных поляков расстреляли, по подсчетам историков российской правозащитной организации "Мемориал", не менее 111 тысяч человек. То есть, из каждых 100 арестованных были убиты 80».

Одним поздним ноябрьским вечером 2017 года наследники НКВД, несколько сотрудников ФСБ, задержали Глембоцкого на улице Москвы около его квартиры, объявили ему, что его присутствие в стране «не желательно» и приказали покинуть РФ в течение 24 часов без права на въезд. Ранее известный историк занимался исследованием польско-российских отношений 19-20-го веков и свободно посещал Россию с 1993 года. Задержание произошло нарочно в пятницу. Следующий день - суббота и все посольства в Москве, включая польское, куда за помощью мог бы обратиться Глембоцкий, был уже закрыты на выходные.

Сделано в 2017 году. Тогда Советского Союза уже не было. Но сделано типично по-советски.

Идеологический конфликт между Россией и Польшей обострился еще в 2009 году вокруг «Катынского дела» и в связи с 70-ой годовщиной подписания пакта Молотова-Риббентропа. Так как автор данного труда родился в Польше именно в 1939-ом году, и эти исторические события сыграли решающую роль в жизни нашей семьи, о которых вспоминает мать в своей книге «Прощай, Россия!» хочу уделить этим историческим событиям, в круговороте которых мы оказались, некоторое внимание.

В конце 2007 г. в свет вышел новый фильм знаменитого польского кинорежиссера Анджея Вайды - «Катынь».

Постер кинофильма «Катынь».

Сразу после премьеры фильма, в российской прессе появился комментарий, утверждающий, что общепризнанная версия трагедии основана на единственной копии документа сомнительного происхождения и доказательства ответственности СССР ненадежны. В ответ на это крупнейшая польская газета «Gazeta Wyborcza» на следующий день напомнила о формальном признании СССР ответственности НКВД за Катынскую трагедию и опубликовала копии документов за подписями Сталина, Молотова, Ворошилова, Микояна, Калинина и Кагановича.

Ниже прилагается фотокопия документа, о котором и шла речь как о документе «сомнительного происхождения». Михаил Горбачев еще в 1990 г. признал вину Советского Союза в этом деле. Затем его наследник Борис Ельцин принес Польше и всему миру извинения за Катынь.

Этот документ был передан президентом Борисом Ельциным президенту Польши Леху Валенсе.

Выписка из протокола № 13 заседания Политбюро ЦК, на котором стоит имя Лаврентия Берии о решении 5 марта 1940 года расстрелять в общей сложности 25 тыс. 700 польских «военнопленных». Источник: РГАСПИ Ф. 17 оп. 166 дело 621 лист 135. Архивный экземпляр оригинального отпуска, позднее переоформленный, как частично заверенная. копия.

На первой странице этого документа стоят подписи: И. Сталин, К. Ворошилов, В. Молотов, А. Микоян крупным шрифтом, a на полях, мелким: т. Калинин – «за», т. Каганович -- «за».

Британский журнал «Экономист» пользующийся авторитетом не только в Англии и Америке, но во всем остальном англоязычном мире комментировал: «За последние шесть месяцев как минимум четыре различных ее (Российской Федерации) органа повторили чудовищную ложь о том, что 20 тысяч пленных польских офицеров в Катыни в 1940 году были расстреляны не советскими, а нацистскими войсками. Эта чудовищная ложь, которую под дулом сталинских винтовок навязали послевоенной Польше, лишь усугубляет само преступление. В 1990 году она была полностью похоронена - при поддержке, заметим, самого Кремля».

Далее журнал «Экономист» в статье под заголовком “Russia is in denial as it rewrites Katyn history” («Россия, переписывая Катынское дело, не признает свою собственную историю») отмечает, что эта ложь появилась не в каких-то бульварных изданиях, а в доселе казалось бы довольно респектабельных СМИ, и перечисляет их: «Российская газета» («It started with Rossiiskaya Gazeta») («Российская газета” - с которой все началось»), «Комсомольская Правда», «ТВ-Центр» и «Независимая газета».

Эту стандартную советскую версию, вновь поднявшую голову в Российских СМИ журнал называет: «At best atrocious cynicism and at worst a nauseating sympathy with the perpetrators» «В лучшем случае ужасный цинизм, в худшем случае тошнотворную симпатию к зачинщикам». В отношении статьи в «Российской газете», в которой подвергается сомнению подлинность вышеуказанных документов и тем самым сильно инсинуируется, что катынский расстрел был дело рук немцев, а не советов очень респектабельный и консервативный журнал «Экономист» употребляет английское прилагательное «snide». Это слово довольно трудно перевести, но примерно так – «низкая», «подлая», «фальшивая», «вонючая» и т.д. «А то, что пишется в «Российской газете» воспринимается на «Западе» как официальная идеологическая и политическая линия Кремля со всеми вышеприведёнными прилагательными, вызывающими у нормального человека презрение и тошноту».

Журнал «Экономист» читают не только экономисты, но также предприниматели и политики, педагоги и студенты, журналисты и инженеры, артисты и военные, домохозяйки и врачи, короли и президенты, словом, все кто интересуется тем, что происходит в мире.

Его читают и в Варшаве.

Немецкий радио и телеканал “Deutsche Welle” («Немецкая Волна») тоже обличая некоторые российские СМИ в лживой инсинуации, поместил свой репортаж на эту тему под заголовком: «Катынь Анджея Вайды – противоядие от чудовищной лжи».

Итак, между «Западом» и Российской Федерации, правопреемницей СССР, как в годы Холодной Войны началась новая информационная война.

В наше время польская сторона часто называет катынскую трагедию «геноцидом» и обращается с просьбой к властям Российской Федерации рассекретить архивы по этому делу. Генеральная прокуратура РФ постановила, что катынский расстрел не является геноцидом. Однако лишь 67 томов документов по этому делу из общего числа 183 томов подлежат разглашению и не содержат «сведений, составляющих государственную тайну». Об этом российская военная генпрокуратура уведомила польскую генпрокуратуру. То есть, 114 томов такую тайну содержат и держатся под грифом «Совершенно секретно».

Подобный «ответ» на свой запрос по этому поводу получило и российское правозащитное общество «Мемориал». В нем говорилось:

«Действия должностных лиц НКВД СССР в отношении польских граждан основывались на уголовно-правовом мотиве и не имели целью уничтожить какую-либо демографическую группу. Российская прокуратура уведомила Генеральную прокуратуру Республики Польша о завершении следствия по данному уголовному делу и о готовности предоставления возможности ознакомления с 67 томами уголовного дела».

Получается так: массовое убийство, геноцид или не геноцид своего народа или чужого, в таком случае «основывается на уголовно-правовом мотиве» Советского Союза.

Все правильно. Именно так.

На встрече с бывшими польским военнопленными и их семьями спикер Сейма Влоджимеж Чимошевич (Wlodzimierz Cimoszewicz) сказал: «Обнародовать всю правду о катынском преступлении – долг России. Я не понимаю, почему это было легче сделать России при Борисе Ельцине, чем это сделать в России при Владимире Путине, и назвать имена тех, кто совершил это преступление».

Пока в послевоенной Польше у власти находились коммунисты, слово «Катынь» было вычеркнуто из официальной истории страны. Зато в СССР есть уж больно похожее и широко распропагандированное название «Хатынь». Туда водили за нос добродушного и наивноватого американского президента Джеральда Форда, когда он приехал с визитом в СССР. Но скорее всего он был заранее прекрасно осведомлен со стороны ЦРУ об обстоятельствах обеих трагедий.

До относительно недавнего времени российская поисковая система в интернете Яндекс не признавала слово «Катынь». Предлагала что угодно, но только не это. Сижу перед компьютером и электронный русский корректировщик правописания подчеркивая его красным, предлагает следующие варианты: «Хатуни», «Катни», «Катыки», «Катыши», «Латыни». А вот «Хатынь» почему то сразу выскакивает. Почему?

Есть такой ответ. Елена Дашкова в Интернете пишет: «По Хатыни предположение такое. Незадолго до этого немцы обнародовали на весь мир чудовищное международное злодеяние совчины - Катынь. Так вот, чтобы отвлечь внимание мира от Катыни, была разработана и провернута операция с белорусской ХАТЫНЬЮ. Переодетые в немецкую форму совецкие партизаны сожгли село вместе с жителями. И подняли на весь мир вой о немецких злодеяниях. Катынь, Хатынь - не сразу поймешь разницу. Скажут - "Катынь" - сразу поднимался шум: да-да, Хатынь немцы сожгли живьем мирных жителей! Этим шумом переключили внимание с Катыни на Хатынь».

Звучит очень правдоподобно. Типичный советский «modus operandi” – «метод действий».

Справедливости ради надо отметить, что «Российская газета» в феврале 2008 года немного исправила сильно испорченный имидж России в глазах зарубежного и цивилизованного мира, поместив комментарий Петра Ненарокова. Но на родине этот редкий голос звучал, как голос, вопиющего в пустыне:

«Вайда мобилизует собственную детскую память о расстрелянном в Катыни отце и о матери, которая его упрямо ждала до конца своих дней. Но общее ощущение - серьезной, мужественной и, несомненно, результативной попытки вернуть людям историческую память. А с ней – совесть».

Неофициозный взгляд на Катынскую трагедию – выразил и русский журналист Андрей Колесников, в газете Ведомости:

«Мир разобрался с этим событием, но только не Россия: мы все еще ищем оправдания происшедшему. И тем самым взваливаем на себя не свою вину. Преступления в Катыни - это преступления сталинского режима, а не российского народа. Больше того, по определению Збигнева Бжезинского, это преступление против российского народа. Так зачем нам оправдывать не свои преступления? Зачем тем самым идентифицировать себя со сталинской деспотией? <…>Возрождение политико-исторических мифов - пожалуй, самая скверная черта нынешнего времени. А вот переделка ментальности нации, загнанной в ловушку мифов и легенд вымышленной «героической» истории, - дело куда более серьезное и трудоемкое. Возвращение к исторической правде достанется дорогой ценой - можем потерять как минимум целое поколение».

В Польше фильм «Катынь» просмотрели три миллиона зрителей в течение первых трех месяцев проката. В Москве сначала он был показан лишь дважды – один раз в Доме Кино и второй раз - в Доме Литераторов. Вдруг, совсем неожиданно и почти без предварительного объявления и рекламы он увидел свет в России по телеканалу «Культура». Это произошло на первой неделе апреля 2010 года в Страстную пятницу - дата, которая в 2010 году совпала как для православных, так и для католиков. В этой дате есть свой глубокий символизм. К тому же надвигалась годовщина «Катынского дела», отметить которую на памятных мероприятиях готовились вместе премьер министры России и Польши.

Итак, потребовалось более двух лет перед тем, как с фильма была снята неофициальная государственная цензура, и кремлевские власти решились показать его «населению» по телеканалу, у которого аудитория, по сравнению с другими, относительно невелика. Хоть это.

С другой стороны, это не совсем так – почти все это время фильм можно было скачать бесплатно в России с Интернета. Катынский джин уже был выпущен из бутылки. Благодаря Интернету попытки его опять загнать в бутылку потеряли смысл.

Однако ряд российских политиков и публицистов, в том числе покойный член ЦК КПРФ и депутат Госдумы Виктор Илюхин, Юрий Мухин, Владислав Швед и другие продолжали упорно защищать официальную советскую версию, что немецкие, а не советские войска расстреляли пленных поляков. В одной из программ «Постскриптум» на канале ТВ Центр Алексей Пушков пригласил каких-то Анатолия Шилипенко и Сергея Стрыгина, которые тоже пропагандировали советскую версию. Историка, который мог бы оспаривать эту версию, не пригласили. Типично. Опять по-советски.

В своей книге «Откровенный разговор с Россией» Илюхин посвящает этой теме главу под названием: «Катынское дело по Геббельсу». Приводим кусочек:

«Слишком много за последнее время нагромождено лжи, злобных пасквилей на Советский Союз, его историю. Истеричная кампания за рубежом дополняется не меньшей истерией здесь, у нас в стране, и в этом угадывается один и тот же режиссер. На Западе штампуют фальшивки, которые подхватываются российскими лжедемократами, недругами нашего Отечества, и тиражируются в массовом порядке со ссылками на зарубежные источники. Так зачастую состряпанная ложь там превращается в еще большую ложь здесь, и ее последовательно и настойчиво навязывают российским гражданам. <…> А разносчиками идеологической отравы в основном стали дети и внуки репрессированных, бежавших из Советского Союза и сотрудничавших с разведцентрами и спецслужбами зарубежных государств. Их наследники перестали замалчивать свое происхождение, наоборот, публично демонстрируют принадлежность к дворянским, помещичьим корням…».

Просто беллетристика! Написано прямо по адресу автору сего Эпилога. Если бы не одно «но». Слова тов. Илюхина были написаны некоторое время назад – до того, как сей труд увидел свет. А так, что касается «разносчиков» – все правильно. К тексту главы «Катынское дело по Геббельсу» Илюхина приклеивается портрет Геббельса. Неудачно, так как в данном случае историческая правда лежит на стороне доктора Геббельса, а не на стороне покойного тов. Илюхина.

7-го апреля 2010 года российский и польский премьеры Владимир Путин и Дональд Туск, посетили мемориальный комплекс Катынь. В траурной церемонии по случаю годовщины катынской трагедии впервые совместно участвовали премьер министры двух стран к тому же по приглашению российской стороны. Владимир Путин призвал не возлагать вину за расстрел в Катыни на российский народ.

«Репрессии крушили людей, не разбирая национальностей, убеждений, религий. В нашей стране дана четкая политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима, и такая оценка не подлежит ревизии», – заявил Путин. По его словам, на мемориальных мероприятиях в Катыни россиян и поляков собрали общая память и скорбь, общий исторический долг и вера в будущее. Надо хранить память о прошлом, «какой бы горькой правдой это ни было».

На итоговой пресс-конференции Путин и Туск согласились, что жест доброй воли с российской стороны - это перелом в отношениях двух стран. Туск отметил:

«Нам еще необходимо вступить на путь примирения», и для этого еще понадобится «терпение». По его словам, путь к примирению поляков и россиян лежит только через "слова правды" после лжи, длившейся многие десятилетия.

«Всё познается в сравнении» как гласит древняя пословица. А какова была судьба польских военнослужащих попавших в немецкий плен? Тоже не сладкая, тем не менее, их планомерно и массово не убивали и жили они, в основном, как англичане, французы и другие, по условиям женевской конвенции.

29 апреля 1945 года американские войска освободили около 5000 заключённых из лагеря для польских офицеров в городе Мурнау в Баварии. Лагерь считался «образцовым». Значит, был хоть какой-то образец, к которому надо было стремиться и где, хоть и слабо, но горел огонёк человеческой совести. А на Колыме? В Воркуте? На Беломорканале? В Катыни? – такой огонёк был?

Большинство польских военнопленных содержались в гораздо более суровых условиях, чем в Мурнал. А пленные этого лагеря, в момент освобождения в конце войне, выглядели так:

Польские военнопленные. Мурнау, Германия. 1945 г.

Городок Мурнау находится на полпути от Мюнхна до Гармиш-Партенкирхена, что уже в Альпах.

В своё время в молодости, я часто проезжал по этой дороге через Мурнал в горы, где катался на лыжах. Но тогда про лагерь я еще ничего не знал.

В лагере Мурнау для военнопленных был и театр и оркестр.

Да уж, тем польским военнослужащим, которые во время Второй Мировой Войны попали в германский плен, а не в советский - очень повезло.

СЛОВО О ВТОРОЙ КАТЫНИ

Три дня спустя после траурной церемонии, 10 апреля, 2010, пришла страшная весть о крушении президентского самолета Польши по пути из Варшавы в Смоленск. Погибли 96 человек, сам президент Лех Качиньский с супругой и множество высокопоставленных государственных и общественных лиц страны. Одним ударом были обезглавлены элита страны и весь высший командный состав ее вооруженных сил.

Польские СМИ назвали катастрофу «Второй Катынью».

Как тогда сообщали СМИ, приближаясь в густом тумане к посадочной площадке, президентский авиалайнер зацепил верхушки деревьев, не долетев несколько сот метров до цели. По времени до траурного мероприятия оставалось около часа. Все было рассчитано по минутам. Качиньский очень спешил. Настойчивые предложения изменить курс из-за неблагоприятных погодных условий и приземлиться в Москве или Минске были отвергнуты. Успеть на церемонию был вопросом чести.

Не успели.

Бывший президент Александр Квасьневский прокомментировал: «Это - что-то сверхъестественное, эта трагическая, драматическая, проклятая Катынь, Проклятое место. Это, вообще, какая-то чудовищная символика». Бывший глава польского правительства Лех Валенса сказал: «Это знак, это нам пальцем погрозили. Мы все должны над этим задуматься».

Авиакатастрофа побудила Россию еще раз задуматься о своей роли в катынских деяниях прошлого, которые генпрокуратура РФ ни разу не назвала преступлением и только «делом». На сей раз первый Российский государственный телеканал, у которого широчайшая аудитория в стране, показывает в прайм-тайм фильм Анджея Вайды "Катынь".

Президент Медведев объявляет день траура, что бывает крайне редко в отношении других народов и государств. Перед польским посольством в Москве - горы цветов. Как писала одна газета; «Россия открыла свое сердце Польше, но также взглянула в лицо собственной истории и истории российского сталинизма, уничтожившего миллионы русских и других граждан Советского Союза. В такой момент два славянских народа должны быть способны совершить примирение».

В речи, которую ему не было суждено произнести, Качиньский, хотел поблагодарить россиян за моральную поддержку и выразить надежду, «чтобы катынская рана могла наконец окончательно зажить и затянуться». А для этого от России ничего особенного не требовалось: просто, правда.

Премьеры России и Польши вновь встретились на проклятой катынской земле. Казалось, что страница о трагедии под Смоленском была закрыта. Несколько лет вопрос пролежал спящим и как вулкан, потом вдруг опять проснулся. И взорвался.

В феврале 2016 года в СМИ появилось сообщение, в котором утверждалось, что падение авиалайнера не было результатом несчастного случая, а теракта. Самолёт сам не разбился, а был взорван во время полёта, как объявил министр обороны Польши Антон Мацаревич. Не называя конкретно имен, в этом теракте он обвинил Российскую Федерацию.

О создании новой комиссии по расследованию Смоленской катастрофы польское печатное агентство РАР, (приводим в сокращенном виде), говорилось:

«Комиссию возглавит инженер-конструктор Вацлав Берчинский, считавший, что причиной распада самолета стало огромное давление внутри его кабины.<...>

«В рапортах парламентской комиссии он (Берчинский) был представлен как опытный конструктор из отдела военно-космической компании «Boeing» и NASA, а также советник Международной организации гражданской авиации и Департамента обороны США. В частности, Вацлав Берчинский принимал участие в организованных парламентской комиссией конференциях, посвященных катастрофе. В октябре 2012 года, когда другие ученые, работавшие в ней, заявили, что, по их мнению, взрыв является единственным логическим объяснением Смоленской катастрофы, Вацлав Берчинский отметил, что разрушение произошло в корпусе, задняя часть самолета была оторвана из-за высокого давления, а крыло было повреждено в результате огромного давления изнутри.

«В феврале 2013 года инженер-конструктор обратил внимание на сорванные заклепки.<...>. Согласно результатам ранее работавшей правительственной комиссии Ежи Миллера, главными причинами катастрофы стали ошибочные действия экипажа, которые заключались в снижении самолета капитаном воздушного судна ниже минимально допускаемого уровня для посадки и отсутствие со стороны российских диспетчеров «команды выхода на второй круг».

«Другого мнения придерживается парламентская комиссия по вопросам расследования Смоленской катастрофы, которую возглавлял министр обороны Антони Мацеревич. Главной причиной крушения самолета парламентская комиссия назвала серию взрывов». То есть версия крушения самолёта в результате того, что, приближаясь к посадочной площадке, он зацепился за деревья – отвергается!

Глава МИД Польши Витольд Ващиковский заявлял, что Польша предпримет попытки провести переговоры с российской стороной относительно расследования Смоленской катастрофы. Политик партии «Право и Справедливость» отметил, что если переговоры не принесут результата, то правительство будет готово обратиться в Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

Далее:

«Авиакатастрофа под Смоленском в апреле 2010 года, в результате которой погибло высшее руководство Польши, была "террористическим актом". Об этом, как передают польские СМИ, заявил министр обороны Польши Антони Мацеревич, выступая на международной конференции «Современная политика: конфликты и терроризм».

Мацеревич назвал терроризм "порождением социалистическо-советских идей", и отметил, что он не существовал в истории западного христианского мира. «То, что случилось под Смоленском, имело целью лишить Польшу руководства, которое вело наш народ к независимости», – отметил он.

Польский министр упомянул трагедию с самолетом в одном ряду с «оккупацией Донбасса, «падением Боинга-777 Малазийских авиалиний» и «вмешательством в ситуацию в Сирии».

Министр обороны отметил, что крушение президентского самолета в 2010 году произошло как раз после того, как Польша открыто, заговорила о расстреле в Катыни в 1940 году. "Эта реакция принесла смерть всей польской элите", – сказал он. При этом напрямую он не заявил, что за гибель высшего военно-политического руководства Польши ответственна Москва. Хотя намёк на это бы совершенно очевиден. То есть, что это был акт терроризма, совершенный именно Российской Федерацией».

Кадр из видео, снятое во время расстрела оставшихся в живых пассажиров. На видео слышны выстрелы и голоса убийц.

Группа зачистки ФСБ сначала пристрелила всех выживших в авиакатастрофе под Смоленском. Как это происходило – снято на видео мобильного телефона, которое было выложено в интернет, сообщало польское агентство печати PAP.

В декабре 2017 года в Интернете на основании информации агентства Украинформ и польской газеты Rzeczpospolita, появилось следующее сообщение:

«Летом 2010 года в одной из западноевропейских стран сотрудники военной разведки Польши получили от коллег из США (по их инициативе) фотосъемки со спутника, где запечатлен момент подрыва польского Ту-154М. Польские разведчики сразу поняли, какая это удача! Окрыленные успехом, вернулись в Варшаву и доложили о результатах встречи. Руководитель Службы внешней безопасности Польши (аналог СБУ) Кшиштоф Бондарик письменно доложил Туску о полученных фотоснимках. Туск дал команду спрятать все в «долгий ящик» и отказался от помощи США».

Эксгумация останков жертвы Смоленской катастрофы генерала Влодзимежа Протасинского подтвердила наличие в его гробу частей тел еще четырех человек, сообщала Rzeczpospolita. Издание уточняло, что информацию об этом подтвердила дочь генерала, бывшего командующего войсками спецопераций.

Путин и Ко. (в том числе министр обороны РФ Шойгу) осматривают обломки польского авиалайнера под Смоленском. Апрель 2010 г.

Кроме того, польские СМИ сообщили о наличии фрагментов восьми тел в гробу другого генерала — Кшиштофа Квятковского.

В частности, вдова генерала Квятковского сообщила, что воздержится пока от повторного захоронения мужа, поскольку в других гробах могут быть фрагменты тела ее мужа.

Ранее уже сообщалось, что в нескольких телах убитых во время смоленского теракта были найдены осколки.

Жена одного из генералов убитого под Смоленском, заявила:

«Это русские убили моего мужа и нашего Президента! Они специально похоронили с моим мужем еще несколько тел, чтобы все запутать и не дать возможность идентифицировать осколки <…>. Но у нас есть уже доказательства», цитирует жену Генерала издание Rzeczpospolita. Далее, украинские СМИ по поводу катастрофы под Смоленском, отмечали, правда, чисто спекулятивно, но, как говорится «нет дыма без огня» что:

«Не секрет, что расправа со свидетелями преступлений является обычной практикой в работе российских спецслужб.

Далее:

«Во время расследования обстоятельств уничтожения польского и малазийского самолётов около 30 генералов и полковников, причастных к разным преступным спецоперациям в Чечне, Грузии, Украине и ряде других стран, погибли при загадочных обстоятельствах. «Кто-то застрелился, кто-то «случайно» погиб от пули на охоте, кто-то выпрыгнул из окна или попал под поезд, кто-то погиб в ДТП, а об умерших от инфаркта или инсульта и говорить нечего. Все они были свидетелями преступлений, заказанных или организованных Владимиром Путиным», – утверждает один российский генерал».

В Польше рассекретили документы о сотрудничестве с РФ и сознательном замалчивании причин Смоленской катастрофы. В одном из рапортов разведки Польши указано, что «в случае признания вины россиян, произойдет политическая катастрофа, которая будет иметь международные последствия».

Польские инжинеры-конструкторы попросили российских властей передать им на исследование обломки и части авиалайнера, которые остались лежать в лесу под Смоленском. По ним можно было определить, произошла ли катастрофа в результате взрыва или нет.

Москва им в этом отказала.

Вывод один – на борту самолёта произошёл взрыв, иначе российская сторона немедленно удовлетворили бы просьбу польской стороны.

Россия в октябре 2018 далее заявила, что не будет выполнять решение Парламентской ассамблеи Совета Европы о возвращении Польше обломков самолета Ту-154М, поскольку РФ не принимала участие в работе ПАСЕ. Поэтому элементы самолета будут «оставаться в России до завершения всех необходимых процедур».

Наивно было бы предполагать, что эти «необходимые процедуры» когда-либо закончатся.

В апреле 2019 года – ровно девять лет спустя - польское радио сообщило, что результаты исследований британской лаборатории подтвердили выводы польской подкомиссии по расследованию причин катастрофы. Об этом заявил глава подкомиссии по вопросам повторного расследования авиакатастрофы Антони Мацеревич,

В сообщении говорилось, что, согласно выводам подкомиссии, причиной крушения самолета БЫЛИ ВЗРЫВЫ.

«Не пилоты, не какие-то действия лиц, которые были на борту, привели к той трагедии, а взрыв. Сегодня уже благодаря британцам мы это знаем. Мы не определяем характер взрыва. Мы знаем наверняка, что в этом взрыве участвовал тротил, что не означает, что нам известно, какой была формула этого взрыва», — сказал Мацеревич.

Замглавы подкомиссии, профессор Казимеж Новачик уточнил, что проведенное Центральной полицейской криминалистической лабораторией исследование части левого крыла Ту-154М показало наличие взрывчатых материалов.

По его словам, эти исследования включают графики, которые можно использовать для оценки места обнаружения взрывчатых веществ и того, что это были за взрывчатые вещества. «Этот анализ позволил нам сделать эти выводы и сообщить в прокуратуру», — сказал Новачик.

Кроме того, комиссия изучила выводы за 2013 год от Центральной полицейской криминалистической лаборатории, в которых говорится о наличии следов взрывчатых материалов в 107 из 215 взятых образцов.

Подкомиссия направила в прокуратуру ходатайство о возможности совершения преступления экс-главой Комиссии Ежи Миллером и членами его команды в период выяснения причин катастрофы в 2010 году. По его словам, ходатайство касается их небрежности, фальсификаций, которые они допустили, и невыполнения обязанностей.

«Это касается самого господина Миллера, который в подписанном с русскими меморандуме, подтверждая правдивость черных ящиков и соглашаясь дать их россиянам, которые могут вернуть их, когда захотят, совершил преступление по статье 129», — сказал Мацеревич».

Генерал-лейтенант Григорий Омельченко – кандидат юридических наук, Герой Украины. Фото: Сергей Крылатов

Под конец 2109 года, в эксклюзивном интервью журналистке Елене Посканной издания "ГОРДОН" бывший народный депутат и член ПАСЕ, Герой Украины, генерал-лейтенант СБУ Григорий Омельченко рассказал о собственном расследовании авиакатастрофы, и в частности, о роли президента Путина в Смоленской трагедии, об организации операции по уничтожению самолета, влиянии России на ход следствия и причинах ее нежелания вернуть полякам обломки самолета.

Останки польского авиалайнера на показ. Все крупные части, по которым можно было определить, что самолёт погиб в результате взрыва, а не столкновения с деревьями – убраны.

Статья генерал-лейтенанта Григорий Омельченко заканчивается словами:

«Мое расследование – неофициальное, его выводы – не окончательные и не обязательные для следствия и суда. Но оно проливает свет на многие обстоятельства и дает основание сделать вывод, что катастрофа польского президентского самолета была террористическим актом, организованным Путиным. Окончательные же выводы должен сделать Международный трибунал в Гааге, перед которым должны предстать в качестве обвиняемых Путин, Медведев, Туск и руководители спецслужб России».

С полным текстом интервью Григория Омельченко Вы можете ознакомиться в приложении к «Эпилогу» в разделе «Документы».

Пока нынешние постсоветские власти на территории бывшей России продолжают отказываться передать Польше абсолютно все обломки её же авиалайнера и рассекречивать все архивы и документы по поводу этого чудовищного преступления не только против Польши, но всего человечества – они, уже по одной этой причине, остаются соучастниками этого преступления.

Леса в районе Катыни в советские времена вообще служили местом для массовых расстрелов. На этом месте помимо поляков в братских могилах закопаны неизвестно сколько тысяч русских людей. Потом чекисты устроили там базу отдыха для себя и своих жен и детей. Прямо над захоронениями они построили общественные туалеты.


Летом 2014 года произошла еще одна авиакатастрофа, новость о которой долгое время не сходила с первых страниц газет вокруг света. 17 июля в небе над Донецкой области восточной Украины, российской зенитно-ракетной установкой типа «Бук» был сбит малазийский авиалайнер «Боинг-777» выполнявший рейс из Амстердама в Куала-Лумпур. Погибло 298 человек.

Останки малазийского Боинга, сбитого над Донбассом. 2014 г.

YВ мае 2018 года Международная следственная группа пришла к выводу, что «Бук», выстреливший по самолёту, был поставлен из России.

Российское телевидение и кремлёвские споксмены предлагали всякие возможные варианты, некоторые из них прямо из области научной фантастики – всё кроме абсолютно очевидной правды. Автор строк, которые вы сейчас читаете, был тогда в Москве и смотрел новости по российским телеканалам по этому поводу. Как они только не извращались! Как в театре абсурдов. Было печально и одновременно тошно на этот спектакль смотреть.

30 июля 2015 года в Совете Безопасности ООН представитель Российской Федерации, Виталий Чуркин, наложила вето на проект резолюции о создании международного трибунала для привлечения к уголовной ответственности виновных в катастрофе. Проект был представлен от лица вошедших в Объединённую следственную группу Нидерландов, Бельгии, Австралии, Украины и Малайзии.

В своё время представитель СССР в ООН, Андрей Вышинский, прославился тем, что постоянно накладывал вето на разные проекты резолюций. И он получил кличку «Mr. No!”. История, как видите, повторяется.

Представитель РФ Виталий Чуркин в ООН.

Относительно молодым, Чуркин был здоровым и активным человеком. Внезапно он умер при загадочных обстоятельствах в Нью-Йорке.

19 июня 2019 г. в СМИ появилось следующее сообщение:

«Международная следственная группа, ведущая расследование крушения малазийского Boeing 777 над Донбассом, назвала имена четырёх подозреваемых в убийстве 298 пассажиров, находившихся на борту самолёта, об этом сообщает нидерландское издание NOS.

Среди тех, кому будут предъявлены обвинения, значатся экс-министр обороны самопровозглашённой Донецкой народной республики Игорь Стрелков (Гиркин), бывший офицер ГРУ Сергей Дубинский, который в 2014 году возглавлял разведслужбу ДНР, а также Олег Пулатов, отвечавший за перевозку зенитно-ракетного комплекса «Бук», из которого был обстрелян малазийский лайнер.

Ещё одним обвиняемым, по данным издания, станет гражданин Украины Леонид Харченко. Он руководил батальоном ополченцев и находился там же, где был расположен ЗРК.

В отчёте следователей говорится, что фигуранты ответственны за гибель людей, хотя сами не нажимали кнопку пуска ракеты. В ближайшее время следствие выдаст международные ордеры на их арест.

«Судебный процесс должен начаться 9 марта 2020 года и будет проходить в соответствии с голландским законодательством, заявил голландский прокурор Фред Вестербеке.

Подозреваемым предъявят обвинения по двум пунктам голландского уголовного кодекса - причастности к крушению рейса MH17, повлекшему гибель всех пассажиров, и убийству 298 человек, находившихся на борту самолета. Максимальное наказание - пожизненное заключение.

Международный трибунал. Подозреваемые фигуранты в крушении Малазийского Боинга 777.

Скорее всего, суд будет проходить заочно. Прокурор считает небольшими шансы на то, что подозреваемые окажутся на скамье подсудимых», сообщалось 19-го 2019 года.

У меня есть собственная гипотеза. Примерно в это же время (разница – 20 минут) как пролетел рейс МН 17 над этой же территории в Донецкой области, из Кургады обратно в Москву должен был по расписанию пролететь чартерный рейс российской авиакомпании набитый битком возвращающимися на родину туристами. Подозреваю, что именно этот рейс и был целью Бука. Так как запуск ракеты произошёл с украинской территории, Москва могла бы обвинить Киев в этом теракте. И тут - “Causus Bellii” – “Причина войны». В случае полномасштабного нападения сухопутными силами на Украину российские танки могли бы дойти не только до Киева, но и до Одессы и до ласковых вод Черного моря в течения двух-трех дней.

Ведь сбивать лайнер, летевший из Голландии в какой-то там Куала-Лумпур, абсолютно никого смысла для Москвы не было. Зачем? А операция, судя по тайному проходу БУКа через границу до места назначения, и обратно, была тщательно запланирована и заранее подготовлена.

Групповое фото расчета комплекса ПВО Бук, сбившего малазийский лайнер.

Фото появилось в сети Интернет. Это именно то фото, которое было заретушировано в отчете журналистской расследовательской группы Bellingcat. Фото присутствует на 85-ой странице отчета.

Но попали не в тот самолёт. К тому же в данном районе находятся два села с похожими названиями. Одно – Первомайское. Второе – Первомайск. И тут могла произойти путаница. Такие случаи бывают. Например, в сентябре 2018 года российский самолет-разведчик Ил-20 был сбит у берегов Сирии ракетой из зенитно-ракетного комплекса С-200, российского производства, но принадлежащего сирийским силам ПВО. Погибли пятнадцать российских военнослужащих. Москва обвинила Израиль в том, что он каким-то образом «подставил» своими истребителями этот российский самолёт под огонь сирийцев.

Что касается попадания по ошибке не в ту цель, а в полёт Боинга 777, повторяю, - это только моя личная недоказанная гипотеза, хотя я не единственный в России, кто такое мнение разделяет. А насчёт российских пассажиров на рейсе из Хургады обратно на любимую их Родину – то путинскому режиму своих не жалко. Как гласит поговорка еще со времён Сталина и Жукова. «Бабы новых нарожают».

Международный суд по поводу сбитого малазийского боинга МН 17 начался в Гааге 9-го марта 2020 года. Суд открыт и трансляция началась прямо из зала суда, хотя личности некоторых свидетелей скрывались и будут скрываются по соображениям их собственной безопасности. Уже на третий день, под ником «М 73», дал показания один свидетель, который лично присутствовал при запуске ракеты, сбившей авиалайнер. По его свидетельству, в тот момент, рядом с ПРУ «Бук» находилось несколько офицеров ФСБ.

Судебное дело в Гааге рассчитано, по крайней мере, на два, если не больше. В случает того, руководство Российской Федерации будет признано виновным в совершении теракта и в убийстве 298 человек и будут названы конкретные имена по вертикали власти до самой верхушки, т.е. нынешний президент Российской Федерации, Владимир Путин, станет ли он нерукопожатным среди лидеров цивилизованных стран мира сего?

Очевидно, кремлёвским властям не жалко было и жертв среди населения при взрыве домов агентами ФСБ в сентябре 1999 год на улице Гурянова и на Каширском шоссе в Москве, в Буйнарске, и Волгодонске, (и неудавшаяся попытка и Рязани), в результате которых погибло несколько сот человек.

Москва. 1999 г.

Как и не жалко жертв среди населения при взрыве домов агентами ФСБ в 1999 году на Каширском шоссе, в Буйнарске, и Волгодонске, (и неудавшаяся попытка и Рязани), в результате которых погибло несколько сот человек. Эти взрывы служило поводом для Второй Чеченской Войны) и способствовали приходу к власти Владимира Путина.

«Радио Свобода», в частности, пишет:

«История со взрывами жилых ломов обросла множеством слухов. И тогда и теперь всех интересует: кому и для чего понадобились такие жертвы? Версии появлялись одна за другой, виновными назначали ваххабитов, арабов, Басаева, бин Ладена, но больше остальных россиян потрясло предположение о том, что инициаторами взрывов могли стать… спецслужбы. Именно эту версию развивали в своей книге "ФСБ взрывает Россию" бывший подполковник ФСБ Александр Литвиненко и историк Юрий Фельштинский. <…>.

Обложка книги.

«Назначенный незадолго до этого премьер-министром Владимир Путин – продолжает Радио Свобода - обвинил во взрывах чеченских террористов и приказал применить тактику выжженной земли в новом наступлении на мятежный регион. Благодаря успеху этого наступления, никому до этого не известный Путин стал национальным героем и вскоре получил полный контроль над властными структурами России. Этот контроль Путин продолжает осуществлять и по сей день».

Вкратце о двух авторах книги. Они составляют необыкновенный симбиоз. Один из них – историк, учёный. Другой – разведчик.

23-го ноября 2006 года, умер от отравления полонием-210, в Лондоне, где он получил политическое убежище Александр Литвиненко. Он же бывший подполковник КГБ, контр-разведчик, занявший потом ответственную должность в ФСБ. Новость о его смерти обошла весь мир.

Его убийца - Андрей Луговой, засланный киллер из ФСБ, вместе с Дмитрием Ковтуным. Великобритания потребовала от России выдачи Лугового как подозреваемого в убийстве гражданина Великобритании Литвиненко. Ссылаясь на конституционный запрет на выдачу своих граждан, Россия отказала в экстрадиции Лугового. Вместо этого он получил место депутата в Госдуме РФ, и медаль ордена «За заслуги перед Отечеством».

Юрий Фельдшинский эмигрировал в 1978 году в Америку, где получил степень доктора философии – PhD - по истории. В 1993 году защитил докторскую диссертацию в Институте истории Российской Академии Наук (РАН).

Но я забегаю немножко вперёд. Хочу вернуться к событиям более давней истории, которые, тем не менее, продолжают нас, и не только нас, по сей день волновать.


СЛОВО О ПАКТЕ МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА

Риббентроп, Сталин, Молотов и др.

23 августа 1939 года между сталинским Советским Союзом и гитлеровской Германии был подписан договор о дружбе и сотрудничестве, вошедший в историю как Пакт Молотова-Рибеннтропа. Через неделю Германия напала на Польшу. 3 сентября Великобритания объявляет войну Третьему Рейху. 17-го сентября СССР тоже нападает на Польшу.

В начале 2020 года, польский сейм принял резолюцию, в которой утверждалось, что ответственность за начало Второй мировой войны, в равной степени, лежит на двух державах - гитлеровской Германии и сталинском Советском Союзе.

Естественно, это вызвало гнев и возмущение со стороны Кремля. Поляки в ответ на нападки посоветовали Путину просто раскрыть все архивы о Второй Мировой войне, а не заниматься манипуляцией истории.

Разница заключается в том, что после Нюрнбергского процесса Риббентроп был повешен, а Молотов – нет.

Но это всем известные исторические факты. Хочу остановиться на нескольких менее известных или полузабытых фактах, вытекающих из германо-советского военного союза. Например, что, помимо Польши, происходило тогда на севере Европы, и как это отразилось на дальнейший ход войны?

С заключением пакта Гитлер приобрёл очень ценного союзника, который оказывал не только моральную, но и материальную помощь.

19 сентября 1939 года из Берлина в Москву авиарейсом прилетела группа немецких офицеров, чтобы разработать вопрос военно-морской базы на территории СССР, которую немцы могли бы использовать для захвата Норвегии.

Утром 9-го апреля 1940 года немецкие войска без боя заняли Данию. Дания в дальнейшем стала плацдармом для действий в Норвегии.

В тот же день, 9-го апреля, немцы начали высадку десантов в норвежских портах. Датское правительство сразу приняло немецкий ультиматум о капитуляции. Норвегия ультиматум отвергло, но противодействие немцам организовать не смогла.

Норвежская армия в мирное время насчитывала всего лишь 15 500 человек и не успела мобилизоваться. Застигнутые врасплох норвежские вооружённые силы оказали лишь эпизодическое сопротивление. Единственное, что норвежской береговой охране удалось сделать, это потопить в Осло-Фиорде немецкого тяжёлого крейсера. В тот же день немецкие части, захватили Осло, Арендаль, Кристиансанн, Ставангер, Эгерсунн, Берген, и далеко на севере - Тронхейм и Нарвик. У германских сухопутных войска потери были минимальны.— 1307 убитых, 2375 пропавших без вести и 1604 раненых.

Сталин поздравил Гитлера с вторжения немецкой армии в Норвегию. После захвата немцами Норвегии, Дании, Голландии и Бельгии Сталин разорвал с этими странами дипломатические отношения и выдворил дипломатов этих стран из СССР.

Еще 28 сентября 1939 года Сталин заявил: «Если Германия попадет в тяжелое положение, то она может быть уверена, что советский народ придет Германии на помощь и не допустит, чтоб Германию повергли на колени». Гитлер поздравил Сталина с днем рождения и подарил ему специально изготовленный Мерседес-Бенц.

В боевые действия у берегов северной Европы вступил британский военно-морской флот, и тут картина выглядела иначе.

Англичане потеряли авианосец “Glorious”, 1 крейсер, 7 миноносцев, 4 подводные лодки.

Немецкая «Кригсмарине» потерпела тяжёлые потери — потоплены тяжёлый крейсер «Блюхер», лёгкие крейсера «Карлсруэ» и «Кёнигсберг», 10 эсминцев, артиллерийское учебное судно «Бруммер», 8 подводных лодок, миноносец, 11 транспортов и более 10 малых кораблей. Повреждения получили линейные корабли «Шарнхорст» и «Гнейзенау», карманный линкор «Лютцов», тяжёлый крейсер «Адмирал Хиппер», лёгкий крейсер «Эмден.

Всё это время,1939-40гг, от англичан в Кольский заливе (Мурманск) прятались 36 крупных немецких транспортных и пассажирских судов, среди которых были лайнеры, "Бремен" 50 тысяч тонн водоизмещение, "Нью-Йорк", "Швабен "," Штутгарт ","Сан-Луи ", и множество танкеров, сухогрузов, и подводных лодок.

«Бремен»

С октября 1939г немецкие подводные лодки пользовались советскими портовыми гаванями в Баренцевом море. В порту Полярный была военно-морская база дивизиона немецких подводных лодок. С сентября 1939 года Сталин разрешил немцам пользоваться северным морским путем и производить ремонт и заправку судов в советском Заполярье.

Советско-германский альянс распространялся и на Дальний Восток.

В августе 1940 года ледоколы "Ленин", "Сталин" и "Каганович" провели через Ледовитый в Тихий океан немецкий рейдер «Комет», который в последствии потопил, по одним данным, три, по другим, шесть, союзных судов. Конечно, никакого военного значения это не имело, но рейд рейдера «Комет» имеет большое символическое значение.

Рейдер «Комет»

СССР разрешили транзит через свою территорию поставок в Германию стратегического сырья из Японии и Китая: резины, масел, ценных пород древесины и прочее.

Выписка из решения Политбюро ЦК ВКП (б)": ПЗС / 176, 03.06.1941 года:

« Разрешить Наркомату Внешней торговли из особых запасов произвести поставку в Германию во исполнение договора: - меди 6000 тонн, никеля 1500 тонн, олова 500 тонн, молибдена 500 тонн, вольфрама 500 тонн».

В течение 17 месяцев, прошедших между подписанием советско-германского пакта и нападением на СССР по немецким данным германская военная машина получила от Советского Союза:

865 000 тонн нефти
140 000 тонн марганцевой руды
14 000 тонн меди
3 000 тонн никеля
11 000 тонн хлопка-сырья
1 млн. тонн лесоматериалов
11 000 тонн льна
26 000 тонн хромовой руды
15 000 тонн асбеста
184 000 тонн фосфата
2736 кг платины
1 млн. 463 000 тонн зерна.
Только в 1940 году Германия получила 657 000 тонн нефтепродуктов из 31,1 млн. тонн нефти добытой СССР.

"Русские (СССР) поставляют нам даже больше, чем мы хотим иметь». Из дневника рейхсминистра народного просвещения и пропаганды Германии, Йосефа Геббельса.

Вячеслав Молотов (слева), Йоахим фон Риббентроп (справа) при заключении договора.

Молотов и сам Гитлер. Между ними переводчик. У всех хорошее настроение.

Советская пресса приветствует Германо-Советский Договор.

Краткий пост-скриптум о двух главных действующих лицах этого «Пакта Молотова-Рибеннтропа».

Министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов выступал в качестве обвинителя на Ньюрнбегском процессе в 1946 году. Пользовался всемирной славой и даже уважением. А сам он – чекист, самый обыкновенный, у которого имеется подпись в 373 расстрелянных списках на 43 565 человек. Массовый убийца.

Министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп, в качество обвиняемого на Ньюрембергском процессе в 1946 году. По профессии дипломат, не военный, насколько известно истории, никогда и нигде, никаких расстрельных списков не подписывал и никого лично не приказывал убивать.

Кстати, несколько слов из книги Виктора Суворова «Святое Дело». .

«Более всего на признании его вины настаивал советский обвинитель Вышинский Андрей Януарьевич. Однако на самом деле Вышинский был главным защитником Риббентропа.
Позиция Вышинского, т.е. официальная позиция Советского Союза, сводилась к тому, что Риббентроп ни в чем не виноват, что его надо повесить…
Так и случилось. Все обвинения с Риббентропа сняли, и его повесили. Формально он был признан виновным в том, что прямо и непосредственно участвовал в развязывании агрессивной войны.
И никто не спросил: какой войны? Второй мировой?
Да ничего подобного: Риббентроп всего лишь подписал в Кремле пакт о ненападении между Германией и Советским Союзом.
Но, возражают, пакт этот предусматривал раздел Польши. В результате этого раздела и разразилась Вторая мировая война!
Правильно.

Но ведь не один же Риббентроп пакт подписывал. Сначала подписал товарищ Молотов, затем – герр Риббентроп. А потом в сентябре на карте раздела Польши товарищ Сталин на радостях чиркнул подпись в 58 сантиметров.

Если Риббентроп подписал пакт, официально – о ненападении, а фактически – о разделе Польши, то его, конечно, надо было осудить на смерть. Но тогда и товарища Молотова следовало бы на веревочке прицепить рядом. А между ними, справедливости ради, товарища Сталина. Пакт в Кремле подписывали. А кто хозяин Кремля? Не Риббентроп же».

По решению Ньюрнбергского суда фон Риббентроп был казнён через повешение. Его последние слова:

«Боже, храни Германию. Боже, будь милостив к моей душе. Моё последнее желание, чтобы Германия вновь обрела своё единство, чтобы взаимопонимание между Востоком и Западом вело к миру на Земле».


В связи с 70-летней годовщиной начала Второй мировой войны в начале сентября 2009 года Польшу навестил Владимир Путин. Отметить эту печальную годовщину в Варшаве собрались многие европейские лидеры. В статье, опубликованной в «Газета Выборча» «Gazeta Wyborcza» , Владимир Путин назвал пакт Молотова-Риббентропа «аморальным».

Несмотря на примирительный тон с обеих сторон, 23 сентября 2009, Сейм Польши принял резолюцию аккламацией (то есть без голосования, а всеобщей овацией) с осуждением советского нападения на Польшу в сентябре 1939 года. В первоначальном проекте документа говорилось: «Фашизм и коммунизм, два тоталитарных режима ХХ века, а также их лидеры несут ответственность за начало Второй Мировой войны и ее последствия. Красная армия принесла на польские земли смерть и пожары. Обычным явлением были геноцид, убийства, насилие, грабежи».

В окончательной резолюции эти слова были немного смягчены: «вторжение Красной Армии открыло очередной трагический раздел истории Польши и всей Центральной и Восточной Европы. Организация системы, длительность и масштаб явления придали этим преступлениям, в том числе катынскому преступлению, признаки геноцида».

То есть – не геноцид, а «признаки» геноцида. Далее в документе отмечалось, что Сейм Польши «стоит на позиции, что польско-российское примирение требует уважения исторической правды<…> Ее (правду) нельзя замалчивать, ею нельзя манипулировать. Сейм Речи Посполитой осуждает всяческие попытки фальсификации истории и обращается ко всем людям доброй воли в Российской Федерации с призывом о совместных, солидарных действиях по обнародованию и осуждению преступлений времен сталинизма», - говорилось в заключение. Реакция российского МИДа была следующей:

«Принятая сеймом Польши резолюция наносит серьезный урон усилиям по развитию нормальных добрососедских отношений между нашими странами. По-прежнему глубоко убеждены, что вопрос о генезисе Второй мировой войны по прошествии семидесяти лет должен быть, наконец, оставлен историкам».

Такие слова как «агрессия» «вторжение» «нападение» режут ухо многим на нынешней Руси, даже тем, которых сегодня никак нельзя обвинить в каких-либо симпатиях к Сталину и сталинизму. Почти все предпочитают слово «ввод» или «выдвижение» войск. А если слово «агрессия» и появлялось в репортажах российских СМИ о принятой резолюции, то оно везде ставилось в кавычках.

Парад победителей. Брест. 1939 г.

Спикер Сейма Бронислав Комаровский лаконично отметил, что Россия еще не готова «окончательно признать факты своей собственной истории». Сделаем краткий экскурс в эту историю.

В ноте правительства СССР от 17 сентября 1939 г. (опубликованной в «Правде») это правительство заявляло, что «берет под свою защиту жизнь и имущество украинского и белорусского населения восточных областей Польши и выдвигает свои войска для защиты их от немецкой агрессии».

Современный российский историк Андрей Буровский, автор нескольких бестселлеров на исторические темы в своей недавней книге «Великая Гражданская Война» (Москва, «Яуза», «Эксмо» 2009), цитируя польского исследователя К. Обуховского, приводит такие факты и сцены:

«Отношение разных народов к советизации очень различно. У поляков в основном – крайне отрицательное. Из 5 млн этнических поляков, проживавших на этих территориях, 1.5 млн в 1939-1941 годах депортированы в Сибирь и Казахстан. Часть из них оказались в сравнительно неплохих условиях, часть же попали в лагеря уничтожения. Например, в Майкаине, в голодной степи Казахстана. Туда выслали около 1000 членов семей поляков из администрации Восточных областей Речи Посполитой, то есть из Западной Украины и Западной Белоруссии. Приговоренные к ссылке вместе с детьми поляки, которых в мае 1940 выгрузили в пустой степи возле Майкаина, сразу после прибытия получили от начальника официальную информацию, что они будут здесь умирать, но продолжительность жизни будет зависеть от их работы. Дневной паек составлял меньше 1000 калорий. Часто, особенно зимой, не было ничего. Более ста матерей с детьми жили в глиняной яме без вентиляции, воды и санитарных удобств. На одного жителя приходилось 80х180 см пространства. Днем испарения замерзали на потолке, а ночью вода ручьями текла на спящих. Люди ходили по щиколотку в нечистотах».

Россияне часто нервно воспринимают такого рода рассказы и предпочитают говорить о «преувеличениях». Но Казимеж Обуховский сам прошел этот ад и пишет о нем в своей книге по психологии, совершенно без стремления задеть именно русского читателя, без малейших обвинений в адрес России или русских, утверждает Андрей Буровский.

Как известно, не прошло трех недель после того как войска Вермахта напали на Польшу, с запада, РККА напала на неё с востока.

На Польшу!

Офицеры Вермахта и РККА уточняют позиции на карте Польши.

В популярной российской социальной сети Живой Журнал, появилась статья, в которой описывается это нападение. Везде в статье используется термин «русский» или «русские», вместо «советский» или «советские». Это глубоко ошибочно, так как далеко не каждый русский – советский и его нельзя клеймить таким позорным словом и далеко на каждый советский – русский. Сказав это, привожу статью буквально. Цитата длинная и производит тяжёлое впечатление. Надеюсь, читатель мне простит. Но правду, какая суровая она не была, надо смотреть в глаза, а где её прячут надо её выявлять. Статью в LIVEJOURNAL, 9 марта 2017 года, поместил польский автор Руды Огон и далее она распространилась в Живом Журнале. Цитируем:

«Масштабы русских преступлений в Польше не могут оценить даже поляки.

Было четыре часа утра 17 сентября 1939 года, когда Красная Армия приступила к осуществлению приказа № 16634, который накануне выдал народный комиссар обороны маршал Климент Ворошилов. Приказ звучал кратко: «Начать наступление на рассвете 17-го». Русские войска, состоявшие из шести армий, сформировали два фронта — Белорусский и Украинский и начали массированную атаку на восточные польские территории. В атаку было брошено 620 тысяч солдат, 4700 танков и 3300 самолетов, то есть в два раза больше, чем было у Вермахта, напавшего на Польшу 1-го сентября.

Русские солдаты обращали на себя внимание своим видом. Одна жительница городка Дисна Виленского воеводства, описывала их так: «Они были странные — маленького роста, кривоногие, уродливые и страшно изголодавшиеся. На головах у них были причудливые шапки, а на ногах — тряпичные ботинки». В виде и поведении солдат была еще одна черта, которую местные жители заметили еще отчетливее: животная ненависть ко всему, что ассоциировалось с Польшей.

Она была написана на их лицах и звучала в их разговорах. Могло показаться, что кто-то уже давно «пичкал» их этой ненавистью, и лишь теперь она смогла вырваться на свободу.

Русские солдаты убивали польских пленных, уничтожали мирное население, жгли и грабили. За линейными частями шли оперативные группы НКВД, чьей задачей была ликвидация «польского врага» в тылу русского фронта. Им была поручена задача взять под контроль важнейшие элементы инфраструктуры польского государства на оккупированных русской армией территориях.

Они занимали здания государственных учреждений, банков, типографий, редакции газет; изымали ценные бумаги, архивы и культурные ценности; арестовывали поляков на основании подготовленных заранее списков и текущих доносов своих агентов; ловили и переписывали сотрудников польских служб, парламентариев, членов польских партий и общественных организаций. Многие были сразу же убиты, не имея шансов даже попасть в русские тюрьмы и лагеря, сохранив хотя бы теоретические шансы на выживание.

Дипломаты вне закона

Первыми жертвами русского нападения пали дипломаты, представлявшие Польшу на территории Советского Союза. Польский посол в Москве Вацлав Гжибовский (Wacław Grzybowski) в полночь с 16 на 17 сентября 1939 года был срочно вызван в Народный комиссариат иностранных дел, где заместитель министра Вячеслава Молотова Владимир Потемкин попытался вручить ему русскую ноту с обоснованием атаки русской армии.

Гжибовский отказался ее принять, заявив, что русская сторона нарушила все международные соглашения. Потемкин ответил, что нет уже ни польского государства, ни польского правительства, заодно объяснив Гжибовскому, что польские дипломаты не имеют больше никакого официального ранга и будут трактоваться как находящаяся в Советском Союзе группа поляков, которую местные суды имеют право преследовать за противоправные действия. Вразрез положениям женевской конвенции русское руководство попыталось воспрепятствовать эвакуации дипломатов в Хельсинки, а потом арестовать. Просьбы заместителя декана дипломатического корпуса посла Италии Аугусто Россо к Вячеславу Молотову, остались без ответа. В итоге польских дипломатов решил спасти посол Третьего рейха в Москве Фридрих-Вернер фон дер Шуленбург (Friedrich-Werner von der Schulenburg), который вынудил русское руководство дать им разрешение на выезд. (Следует напомнить, что Третий рейх находился в тот момент в состоянии войны с Польшей! – примечание автора).

Однако до этого в СССР успели произойти другие, гораздо более драматичные, истории с участием польских дипломатов. 30 сентября польский консул в Киеве Ежи Матусинский (Jerzy Matusiński) был вызван в местное отделение Наркоминдела. В полночь он вышел в сопровождении двух своих шоферов из здания польского консульства и пропал без вести.

Когда об исчезновении Матусинского узнали остававшиеся в Москве польские дипломаты, они вновь обратились к Аугусто Россо, а тот отправился к Молотову, который заявил, что, скорее всего, консул с шоферами бежал в какую-нибудь соседнюю страну. Не удалось ничего добиться и Шуленбургу.

Летом 1941 года, когда СССР стал выпускать поляков из лагерей, генерал Владислав Андерс (Władysław Anders) начал формировать на русской территории польскую армию, и в ее рядах оказался бывший шофер консула Анджей Оршинский (Andrzej Orszyński). Согласно его показаниям, данным под присягой польским властям, в тот день всех троих арестовало НКВД и перевезло на Лубянку. Оршинского не расстреляли только чудом. Польское посольство в Москве еще несколько раз обращалось к русским властям по поводу пропавшего консула Матусинского, но ответ был одним и тем же: «У нас его нет».

Репрессии затронули также сотрудников других польских дипломатических представительств в Советском Союзе. Консульству в Ленинграде запретили передать здание и находившееся в нем имущество следующему консулу, а НКВД силой выдворило из него персонал.

У консульства в Минске был организован митинг «протестующих граждан», в результате которого демонстранты избили и ограбили польских дипломатов. Для СССР Польша, как и международное право не существовали. Произошедшее с представителями польского государства в сентябре 1939 года, было уникальным событием в истории мировой дипломатии.

Расстрелянная армия

Уже в первые дни после вторжения русской армии в Польшу начались военные преступления. Сначала они затронули польских солдат и офицеров. Приказы русских войск изобиловали призывами, адресованными польскому мирному населению: его агитировали уничтожать польских военных, изображая их как врагов. Простых солдат призывали убивать своих офицеров. Такие приказы давал, например, командующий Украинским фронтом Семен Тимошенко.

Эта война велась вразрез международному праву и всем военным конвенциям. Сейчас даже польские историки не могут дать точную оценку масштаба русских преступлений 1939 года. О многих случаях зверств и жестоких убийств польских военных мы узнали лишь спустя несколько десятков лет благодаря рассказам свидетелей тех событий.

Так было, например, с историей командующего Третьего корпусного округа в Гродно генерала Юзефа Ольшины-Вильчинского (Józef Olszyna-Wilczyński). 22 сентября в окрестностях поселка Сопоцкин его автомобиль окружили русские военные.

Генерала и сопровождавших его людей ограбили, раздели и почти сразу же расстреляли. Жена генерала, которой удалось выжить, рассказывала спустя много лет: «Муж лежал лицом вниз, левая нога была прострелена под коленом наискось. Рядом лежал капитан с раскроенной головой. Содержимое его черепа вылилось на землю кровавой массой. Вид был ужасен.

Я подошла ближе, проверила пульс, хотя знала, что это бессмысленно. Тело было еще теплым, но он был уже мертв. Я начала искать какую-нибудь мелочь, что-то на память, но карманы мужа были пусты, у него забрали даже Орден воинской доблести и образок с изображением Богоматери, который я дала ему в первый день войны.

В Полесском воеводстве русские военные расстреляли целую взятую в плен роту батальона Корпуса охраны пограничья «Сарны» — 280 человек. Жестокое убийство произошло также в Великих Мостах Львовского воеводства. Советские солдаты согнали на площадь кадетов местной Школы офицеров полиции, выслушали рапорт коменданта школы и расстреляли всех присутствующих из расставленных вокруг пулеметов. Никто не выжил.

Из одного польского отряда, сражавшегося в окрестностях Вильно и сложившего оружие взамен за обещание отпустить солдат по домам, были выведены все офицеры, которые были тут же казнены. То же самое произошло в Гродно, взяв который русские войска убили около 300 польских защитников города. В ночь с 26 на 27 сентября русские отряды вошли в Немирувек Хелмской области, где ночевало несколько десятков юнкеров.

Их взяли в плен, связали колючей проволокой и забросали грантами. Полицейских, которые защищали Львов, расстреляли на шоссе, ведущем в Винники. Аналогичные расстрелы происходили в Новогрудке, Тернополе, Волковыске, Ошмянах, Свислочи, Молодечно, Ходорове, Золочеве, Стрые. Отдельные и массовые убийства взятых в плен польских военных совершались в сотнях других городов восточных регионов Польши.

Издевались русские военные и над ранеными. Так было, например, в ходе боя под Вытычно, когда несколько десятков раненых пленных поместили в здании Народного дома во Влодаве и заперли там, не оказав никакой помощи. Через два дня почти все скончались от ран, их тела сожгли на костре.

Иногда русские военные использовали обман, вероломно обещая польским солдатам свободу, а иногда даже представляясь польскими союзниками в войне с Гитлером. Так произошло, например, 22 сентября в Винниках неподалеку от Львова.

Возглавлявший оборону города генерал Владислав Лангер (Władysław Langner) подписал с русскими командующими протокол передачи города Красной Армии, по которому польским офицерам обещали беспрепятственный выход в направлении Румынии и Венгрии. Договор почти сразу же был нарушен: офицеров арестовали и вывезли в лагерь в Старобельске.

В районе Залещиков на границе с Румынией русские украшали танки советскими и польскими флагами, чтобы изобразить из себя союзников, а потом окружить польские отряды, разоружить и арестовать солдат. С пленных часто снимали мундиры, обувь и пускали их дальше без одежды, с нескрываемой радостью стреляя по ним.

В целом, как сообщала московская пресса, в сентябре 1939 года в руки советской армии попало около 250 тысяч польских солдат и офицеров. Для последних настоящий ад начался позже. Развязка произошла в Катынском лесу и подвалах НКВД в Твери и Харькове.

Террор и убийства мирного населения приобрели особые масштабы в Гродно, где было убито как минимум 300 человек, в том числе принимавших участие в обороне города скаутов. Двенадцатилетнего Тадзика Ясинского русские солдаты привязали к танку, а потом протащили по мостовой. Арестованных мирных жителей расстреливали на Собачьей Горе.

Свидетели этих событий вспоминают, что в центре города лежали груды трупов. Среди арестованных оказались, в частности, директор гимназии Вацлав Мыслицкий (Wacław Myślicki), руководительница женской гимназии Янина Недзвецка (Janina Niedźwiecką) и депутат Сейма Константы Терликовский (Konstanty Terlikowski).

«Все они вскоре умерли в русских тюрьмах. Раненым приходилось скрываться от русских солдат, потому что в случае обнаружения их ждал немедленный расстрел.

Русские дикари особенно активно изливали свою ненависть на польских интеллигентов, помещиков, чиновников и школьников. В деревне Большие Эйсмонты в Белостокском районе пыткам подвергли члена Союза помещиков и сенатора Казимежа Биспинга (Kazimierza Bispinga), который позже умер в одном из русских лагерей. Арест и пытки ждали также инженера Оскара Мейштовича (Oskara Meysztowicza), владельца имения Рогозница неподалеку от Гродно, который был впоследствии убит в минской тюрьме.

С особой жестокостью русские солдаты относились к лесникам и военным поселенцам. Командование Украинского фронта выдало местному украинскому населению 24-часовое разрешение на то, чтобы «расправиться с поляками». Самое жестокое убийство произошло в Гродненском районе, где неподалеку от Скиделя и Жидомли находилось три гарнизона, населенных бывшими легионерами Пилсудского. Несколько десятков человек было жестоко убито: им отрезали уши, языки, носы, распороли животы. Некоторых облили керосином и сожгли.

Террор и репрессии обрушились также на духовенство. Священников избивали, вывозили в лагеря, а часто и убивали. В Антоновке Сарненского повета священника арестовали прямо во время службы, в Тернополе монахов-доминиканцев выгнали из монастырских зданий, которые были сожжены на их глазах. В селе Зельва Волковысского повета арестовали католического и православного священников, а потом жестоко расправились с ними в ближайшем лесу.

С первых дней входа русских войск тюрьмы городов и городков Восточной Польши начали стремительно заполняться. НКВД, которое относилось к пленникам со звериной жестокостью, начало создавать собственные импровизированные тюрьмы. Спустя всего несколько недель число заключенных увеличилось по меньшей мере в шесть-семь раз».

Конец цитаты. Живой Журнал. LIVEJOURNAL, 9 марта 2017 год. Руды Огон.

О том, как эта «защита» жизни и имущества, ради которых Советский Союз напал на Польшу, отразилась на нашей семье, вы смогли узнать в книге моей матери «Прощай, Россия!».

Напоминая об адском круговороте событий, в котором мы оказались, привожу краткую выдержку из главы «Бегство».

«Слушая хозяйку, я не заметила, что хата опустела. Все потихоньку выходили, избегая меня как прокаженной.
Второпях уложила я сына в его мешок, Леля завязала концы шарфа у меня на шее, и мы выбежали на двор.
Вся группа с вожатым во главе уже двигалась по дороге.
Когда мы подошли, проводник сказал:
- Вы понимаете ли, нам целую ночь надо идти лесом в полной тишине, а через границу пробираться абсолютно бесшумно, чтобы не только патрули, но и их собаки нас не услышали. А что, если ваш ребенок заплачет? Знайте, что тогда мы вас оставим.
- Хорошо, - согласилась я.
Позднее я поняла, что они мало рисковали, так как патруль бросился бы на плач ребенка, а они в это время скрылись бы.
Сразу же за деревней мы вошли в лес. Тьма, полная, как черная сажа, залепила глаза.
Нельзя было различить даже ближайших стволов деревьев. Мы шли ощупью, следуя за проводником: Мы шли долго, шли несколько часов. Порою, останавливались и, затаив дыхание, прислушивались, порою проваливались по колени в воду, переходя через канавы, покрытые тонким, еще не державшим льдом.
Сын мой, убаюканный колыханием и свежим воздухом, безмятежно и тихо спал. Но вот, среди ночи он вдруг зашевелился и начал хныкать. Я сразу остановилась и быстро переменила его положение: он успокоился и снова уснул.
Все исчезли. Я одна. Куда направиться в этой темноте, в этом непроходимом бору?
- Мама, - донесся чуть слышный, голос моей дочери. Начала пробираться напролом в его направлении. Стала, прислушалась: недалеко шорох, треснула ветка. Я догнала.
Никто ничего не сказал.
Снова шли. Время перестало для меня существовать. Я была рада, что иду со всеми, что могу идти. Я двигалась не чувствуя ни усталости, ни страха, ни тяжести Олега, ни хлеставших лицо мое ветвей и даже не видя темноты, - так, как будто я лишилась всех пяти человеческих чувств; так как будто физически меня не существовало; так, как будто не я шла, а какая-то неведомая сила несла меня, и казалось, что так я могу идти не только целую ночь до зари, но и день, и неделю, и может всю мою жизнь. Лес, наконец, кончился, но от этого тьма не разъяснилась, а сделалась как-то глубже.
Пошли, спотыкаясь, по черным, замерзшим глыбам, очевидно вспаханного поля.
Где-то далеко, далеко мелькнул чуть заметный огонек,
- Малкине, - прошептал вожатый,
Первая железнодорожная станция по ту сторону границы и цель нашего пути.
Немного спустя, все в замешательстве остановились. Куда-то исчез проводник. Постояли, подождали немного и двинулись сами в направлении огонька.
- Стой! Куда идешь! - услышала я и одновременно различила около себя черную фигуру и дуло винтовки почти касавшееся меня. Не знаю, было ли это мелькнувшее сознание наступающего конца, бессильная ли покорность тому, что так беспощадно и жестоко преследовало меня, или до крайности обострённый инстинкт самосохранения, но я опустилась и села на землю.
- Вставай! - крикнул он грозно.
Я не шевелилась.
- Вставай! - повторил он, но задержался, обернувшись к другому. Их было только двое. В то же время поляки, окружив его товарища, совали ему в руки деньги, золотые монеты, драгоценности, всё, что у них было, и умоляли, некоторые, стоя на коленях, отпустить их во имя всего святого. Солдат, угрожавший мне, опустил винтовку и отошел к товарищу.
Пошептавшись между собою, они тихо сказали:
- Ну, черт с вами, бегите! Только чтобы в одну секунду и духу вашего здесь не было, - и сами исчезли в поглотившей их темноте. Место моментально опустело, покрывшись полной тишиной.
Дочь подхватила меня, и мы рванулись в густую мглу, заслонявшую, казалось, от нас будущее и навстречу слабенькому огоньку, огоньку то потухавшей, то вновь оживавшей надежды».

Конец цитаты.

Все, кто из нашей семьи успел бежать на запад, уцелел. Все, кто остался и попал в руки большевиков от этих же рук и погиб.

Ещё одна выдержка из книги – из 11-ой главы, «Польша во время войны», где речь, в частности, идёт о моей бабушке, которой тогда было около 70-и лет:

«С продвижением немцев вперед открылась связь с бывшей восточной Польшей. Начали показываться люди с наших сторон. Надеясь узнать, об участи моих родных, оставшихся в Ромейках, я поехала к Леле в Варшаву. Там, от случайных свидетелей мы узнали о той страшной трагедии, которая постигла всех в Ромейках, вскоре после нашего оттуда бегства.

Началось с того, что в Сарнах арестовали Павлика, поступившего на службу в госпиталь, где работала его жена.

Узнав об этом, мама в тот же час отправилась в Сарны. Там её схватили и замкнули в вагон товарного поезда. Так, как она стояла; так, как она второпях вышла из дому, не одевшись тепло, не взявши с собою ничего, думая только об одном: скорее увидеть сына, выяснить его невиновность, спасти.

Когда мама сидела без еды, без питья, в холоде и выглядывала через маленькое окошечко вверху вагона, ее увидели, случайно проходившие мимо и переехавшие жить в Сарны, Неревичи. Они протолкнули ей через окошечко кое-что из еды и одежды. Только с этим, через три дня, советы увезли нашу маму в Сибирь».

Думаю, что можно почти с уверенностью сказать, что она до Сибири не доехала.


Пакт Молотова-Риббентропа имел еще одно последствие. 14 - 17 июня 1940 года состоялось вторжение красной армии в Прибалтийские государства и начало оккупации и аннексии Латвии, Литвы и Эстонии. В статье, появившейся в 2018 году по этому поводу на портале Декоммунизация в Интернете , в частности, пишется:

«Несмотря на то, что РСФСР в 1991 признала действия 1940 года как аннексию суверенных государств, современная официальная позиция МИД России заключается в демонстративном отрицании этого факта, в ведомстве считают, что присоединение стран Прибалтики к СССР не противоречило нормам международного права по состоянию на 1940 год, а также, что вхождение этих стран в состав СССР, получило официальное международное признание.

Латвия, Литва и Эстония получили независимость после революции 1917 года в России. Но Советская Россия и позже СССР никогда не оставляли попыток вернуть себе эти территории. И по секретному протоколу к пакту Риббентропа-Молотова, в котором эти республики были отнесены к советской сфере влияния, СССР получил шанс добиться этого, чем он не преминул воспользоваться.

Реализуя советско-германские тайные соглашения, Советский Союз еще осенью 1939 года приступил к подготовке аннексии прибалтийских стран. После того как Красная Армия заняла восточные воеводства в Польше, СССР стал граничить со всеми государствами Прибалтики. К границам Литвы, Латвии и Эстонии были придвинуты советские войска. В конце сентября этим странам в ультимативной форме было предложено заключить договоры о дружбе и взаимопомощи с СССР. 24 сентября Молотов заявил прибывшему в Москву министру иностранных дел Эстонии Карлу Сельтеру: «Советскому Союзу требуется расширение системы своей безопасности, для чего ему необходим выход в Балтийское море… Не принуждайте Советский Союз применять силу для того чтобы достичь своих целей».

25 сентября Сталин сообщил германскому послу графу Фридриху-Вернеру фон дер Шуленбургу, что «Советский Союз немедленно возьмется за решение проблемы прибалтийских государств в соответствии с протоколом от 23 августа».

Договоры о взаимопомощи с прибалтийскими государствами заключались под угрозой применения силы.

28 сентября был заключен советско-эстонский пакт о взаимопомощи. На территорию Эстонии был введен 25-тысячный советский воинский контингент. Сталин сказал Сельтеру при его отъезде из Москвы: «С вами могло бы получиться, как с Польшей. Польша была великой державой. Где теперь Польша?»

5 октября пакт о взаимопомощи был подписан с Латвией. В страну вошел 25-тысячный советский воинский контингент.

А 10 октября с Литвой был подписан «Договор о передаче Литовской республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой». Когда министр иностранных дел Литвы Юозас Урбшис заявил, что предлагаемые условия договора равнозначны оккупации Литвы, Сталин возразил, что «Советский Союз не намерен угрожать независимости Литвы. Наоборот. Вводимые советские войска будут подлинной гарантией для Литвы, что Советский Союз защитит ее в случае нападения, так что войска послужат безопасности самой Литвы». И добавил с усмешкой: «Наши гарнизоны помогут вам подавить коммунистическое восстание, если оно произойдет в Литве». В Литву также вошли 20 тыс. красноармейцев.

После того как в мае 1940 года Германия молниеносно разгромила Францию, Сталин решил в ускоренном порядке осуществить аннексию прибалтийских государств и Бессарабии. 4 июня сильные группировки советских войск под видом учений начали выдвигаться к границам Литвы, Латвии и Эстонии. 14 июня Литве, а 16 июня – Латвии и Эстонии были предъявлены ультиматумы аналогичного содержания с требованием допустить на свою территорию значительные по численности советские воинские контингенты, по 9—12 дивизий в каждую из стран и сформировать новые, просоветские правительства с участием коммунистов, хотя численность компартий составляла в каждой из республик по 100–200 человек. Предлогом для ультиматумов послужили провокации, будто осуществляемые против расквартированных в Прибалтике советских войск. Но этот предлог был шит белыми нитками. Утверждалось, например, будто литовская полиция похитила двух советских танкистов, Шмовгонца и Носова. Но уже 27 мая они вернулись в свою часть и заявили, будто их сутки держали в подвале, пытаясь получить сведения о советской танковой бригаде. При этом Носов таинственным образом превратился в Писарева.

Ультиматумы были приняты. 15 июня советские войска вошли в Литву, а 17 июня – в Латвию и Эстонию. В Литве президент Антанас Сметана требовал отвергнуть ультиматум и оказать вооруженное сопротивление, но, не получив поддержки большинства кабинета, бежал в Германию.

В каждую из стран было введено от 6 до 9 советских дивизий (ранее в каждой из стран было по стрелковой дивизии и по танковой бригаде). Никакого сопротивления оказано не было. Создание просоветских правительств на красноармейских штыках было представлено советской пропагандой как «народные революции», за которые выдавались демонстрации с захватом правительственных зданий, организованные местными коммунистами при помощи советских войск. Эти «революции» проводились под присмотром уполномоченных советского правительства: Владимира Деканозова в Литве, Андрея Вышинского в Латвии и Андрея Жданова в Эстонии.

Реально оказать вооруженное сопротивление советской агрессии армии прибалтийских государств не могли ни осенью 1939 года, ни тем более, летом 1940 года. В трех странах можно было бы в случае мобилизации поставить под ружье 360 тыс. человек. Однако, в отличие от Финляндии, в Прибалтике не было собственной военной промышленности, не было даже достаточных запасов стрелкового оружия, чтобы вооружить такое количество людей. Если Финляндия также могла получать поставки вооружения и боевой техники через Швецию и Норвегию, то путь в Прибалтику через Балтийское море был закрыт советским флотом, а Германия соблюдала пакт Молотова – Риббентропа и отказала в помощи прибалтийским государствам. Кроме того, Литва, Латвия и Эстония не обладали пограничными укреплениями, и их территория была гораздо более доступна для вторжения, чем покрытая лесами и болотами территория Финляндии.

Новые просоветские правительства провели выборы в местные парламенты по принципу – один кандидат от нерушимого блока беспартийных на одно место. Причем этот блок во всех трех государствах Прибалтики назывался одинаково – «Союз трудового народа», а выборы прошли в один и тот же день – 14 июля. Присутствовавшие на участках люди в штатском брали на заметку тех, кто кандидатов вычеркивал или бросал в урны пустые бюллетени. Нобелевский лауреат польский писатель Чеслав Милош, находившийся в то время в Литве, вспоминал: «Голосовать на выборах можно было за единственный официальный список «трудового народа» – с одинаковыми программами во всех трех республиках. Голосовать приходилось, так как каждому избирателю в паспорт ставился штамп. Отсутствие штампа удостоверяло, что владелец паспорта – это враг народа, уклонившийся от выборов и тем самым обнаруживший свою вражескую сущность». Естественно, коммунисты получили во всех трех республиках более 90 % голосов – в Эстонии 92,8 %, в Латвии 97 %, а в Литве даже 99 %! Явка тоже была впечатляющей – 84 % в Эстонии, 95 % в Латвии и 95,5 % в Литве.

Неудивительно, что 21–22 июля три парламента одобрили декларацию о вхождении Эстонии в состав СССР. Кстати, все эти акты противоречили конституциям Литвы, Латвии и Эстонии, где говорилось, что вопросы независимости и изменения государственного строя можно решать только путем всенародного референдума. Но в Москве спешили аннексировать Прибалтику и на формальности не обращали внимание. Верховный Совет СССР удовлетворил написанные в Москве обращения о приеме в состав Союза Литвы, Латвии и Эстонии в период с 3 по 6 августа 1940 года.

Сначала многие латыши, литовцы и эстонцы видели в Красной Армии защиту от германской агрессии. Рабочие были рады открытию предприятий, бездействовавших из-за мировой войны и вызванного кризиса. Однако вскоре, уже в ноябре 1940 года, население Прибалтики оказалось полностью разорено. Тогда местные валюты приравняли к рублю по резко заниженным курсам. Также национализация промышленности и торговли привела к инфляции и дефициту товаров. Перераспределение земли от более зажиточных крестьян к беднейшим, принудительное переселение хуторян в деревни и репрессии против духовенства и интеллигенции вызвали вооруженное сопротивление. Появились отряды «лесных братьев», названные так в память о повстанцах 1905 года.

И уже в августе 1940 года начались депортации евреев и других нацменьшинств, а 14 июня 1941 года очередь дошла и до литовцев, латышей и эстонцев. Из Эстонии было депортировано 10 тыс. человек, из Литвы – 17,5 тыс. человек и из Латвии – 16,9 тыс. человек. 10161 человек были переселены, а 5263 — арестованы. 46,5 % депортированных составляли женщины, 15 % — дети младше 10 лет. Общая численность умерших жертв депортации составило 4884 человек (34 % от общего числа), из них расстрелян 341 человек.

Захват Советским Союзом стран Прибалтики принципиально ничем не отличался от захвата Германией Австрии в 1938 году, Чехословакии в 1939-м и Люксембурга и Дании в 1940-м, также осуществленного мирным путем. Факт оккупации (в значении захват территории против воли населения этих стран), являвшийся нарушением норм международного права и актом агрессии, был признан преступлением на Нюрнбергском процессе и вменен в вину главным нацистским военным преступникам. Как и в случае с Прибалтикой, аншлюсу Австрии предшествовал ультиматум о создании в Вене прогерманского правительства во главе с нацистом Зейссом-Инквартом. И уже оно пригласило в Австрию германские войска, которых ранее на территории страны вообще не было. Аннексия Австрии была осуществлена в такой форме, что она сразу же была включена в состав Рейха и разделена на несколько рейхсгау (областей). Аналогичным образом Литва, Латвия и Эстония после короткого периода оккупации были включены в состав СССР на правах союзных республик. Чехия, Дания и Норвегия были превращены в протектораты, что не мешало и в ходе войны, и после нее говорить об этих странах как оккупированных Германией. Эта формулировка отразилась и в приговоре Нюрнбергского процесса над главными нацистскими военными преступниками в 1946 году.

В отличие от нацистской Германии, чье согласие было гарантировано секретным протоколом от 23 августа 1939 года, большинство западных правительств расценили оккупацию и аннексию как незаконные и de jure продолжали признавать существование независимой Латвийской Республики. Уже 23 июля 1940 года, заместитель госсекретаря США Саммнер Веллес осудил "бесчестные процессы", с помощью которых "политическая независимость и территориальная целостность трех небольших Балтийских Республик ... были заблаговременно продуманно уничтожены одним их более могущественным соседом". Непризнание оккупации и аннексии продолжалось до 1991 года, когда Латвия вновь обрела свою независимость и полную самостоятельность.

В Литве, Латвии и Эстонии считают ввод советских войск и последующее присоединение стран Балтии к СССР одним из многочисленных сталинских преступлений.

Немцы в Риге. 1941 г.

«Легионеры Waffen SS, являются гордостью латышского народа и государства», 27 сентября 2019 г. заявил в ходе памятных мероприятий в честь 75-летия так называемых боев у Море министр обороны Латвии Артис Пабрикс.

«Наша обязанность — чтить из всех глубин своей души этих патриотов Латвии", — сказал министр обороны. Он также призвал "не позволять ни одному глумиться над памятью о них», сообщает rus.delfi.lv со ссылкой на LETA.

Пабрикс назвал участников Латышского легиона, воевавших на стороне Waffen SS против Красной Армии, героями, а память о них — «яркой и вечной».

По мнению министра обороны Латвии, в таких местах как Море, «рядом с окопами, солдатскими могилами и памятными знаками мы все черпаем силы и уверенность в том, что у Латвии есть будущее, что мы идем правильным путем и что наши государство и нация заслужили еще более хорошее будущее».


Многие годы, примерно полвека, советское государство очень неохотно говорило о самом факте существования пакта Молотова-Рибеннтропа. Потом оно призналось – да, было такое дело. Но продолжало скрывать от своих «граждан» секретные протоколы о разделении Польши и других стран и народов Европы между Сталиным и Гитлером. Теперь вы можете прочитать эти протоколы в Интернете. Факт остается фактом. А пакт остается пактом.

А история, если ее обижают, злопамятна и мстит.

В сентябре 2009 года семидесятилетие пакта отмечалось во многих местах и в разных СМИ выступлениями, дискуссиями, комментариями, статьями, встречами и т.д., не говоря уж о таких мероприятиях, как резолюция в варшавском Сейме.

В Москве, например, на пресс-конференции выступил главный редактор журнала «Великая Эпоха» Татьяна Капорина. Журнал выходит, как в печатном, так и в электронном виде. Он выходит на русском, китайском, английском, французском и нескольких других, в общей сложности, на 17-и языках мира. Татьяна Капорина сказала:


«Коммунизм уничтожил истинную культуру, традиции и историю Русского народа, как и его истинный дух. Германия сумела признать свои ошибки и этим отмежевала немцев и страну от фашизма и его преступлений. И именно это является истинным патриотизмом, чтобы помочь России сегодня снова стать великой Державой. Но это возможно только после окончательного уничтожения и обличения духа коммунизма, который ведет наших политиков только к конфронтациям со всеми остальными странами. Именно неуничтоженный дух коммунизма, на наш взгляд, является коренной причиной неразрешения многих вопросов как внутренней, так и внешней политики».

Говоря конкретно, именно этот «неуничтоженный дух коммунизма» и продолжает портить отношения между Россией и Польшей, да и многих других стран мира. Польша от этого духа избавилась. А Россия, очевидно, еще нет. Из-за этого Россия, за последние годы, все больше и больше изолирует себя от цивилизованного мира и катится обратно в Советский Союз.

Для нынешних необольшевиков – это триумф. Для русского народа – это трагедия.


СЛОВО О ГЕНЕРАЛЕ АНДРЕЕ ВЛАСОВЕ

Пражский Манифест. 14 ноября 1944.

Одна историческая личность, которая действует на ностальгирующих по «старым добрым советским временам», как красная тряпка на быка, – это фигура генерала Андрея Андреевича Власова. Накал обличений в его адрес, кажется, не в пример яростнее, чем филиппики, уничижающие всех белых генералов и адмиралов вместе взятых. Говорить, писать, думать или показывать правду о генерале Власове по российскому телевидению и по сей день просто немыслимо. В январе 2007 года по телеканалу РТР был показан «документальный» фильм под названием: «Генерал Власов: история предательства»

Уже одно название фильма сразу пропагандирует точку зрения авторов или их заказчиков. Тот, кто в самом начале приводит такой аргумент, и в таком духе, автоматически этот аргумент проигрывает. В общем, фильм крайне примитивный и основан исключительно на попытках очернить личностные качества генерала, доказать, что его главная характерная черта – это «предательство». О сути дела, как и о Русском Освободительном Движении, речи не идет.

Как правило, к таким методам прибегают, когда других доказательств нет. Типичный почерк «сценаристов по заказу». Постановщики фильма рассчитывали на то, что мало кто из зрителей станет копаться в исторических фактах, а средний интеллектуальный уровень телезрителей везде низкий, и не только в РФ.

В качестве противоядия подобной пропаганде старого советского разлива можно заглянуть в Интернет и скачать, такие произведения как, например «Облик генерала А.А. Власова» - протоирея Александра Киселева, или прочитать 16 страниц, которые посвящает этой теме Александр Солженицын в своем «Архипелаге ГУЛАГе».

Впрочем, журнал «Посев» №2, 2007 г. поместил уничтожающую рецензию ведущего специалиста по Власову и РОА, ныне здравствующего в России Кирилла Александрова, в которой автор сухо и научно рвет не мелкие кусочки тезисы – если их можно так назвать - этого киносценария. Автор заканчивает на следующей ноте:

«Коммунисты семьдесят лет растлевали людей – даже не столько голодом, нищетой, репрессиями – сколько враньем. Заставляли лгать, учили этому, культивировали умение лгать.

И вы в этом духе продолжаете, вольно или невольно. Уж не обижайтесь».

Беда в том, что журнал «Посев» читают несколько тысяч человек в России, а телеканал РТР смотрят десятки миллионов.

О сути небывалого феномена в русской (да и вообще в человеческой) истории генерала Власова и РОА, когда больше миллиона солдат вступили добровольно в ряды злейшего врага их родины, Александров в нескольких словах говорит следующее:

«Политические цели антисталинского Освободительного движения были гласно и четко изложены в Пражском манифесте 14 ноября 1944 года:
- свержение сталинской тирании;
- роспуск колхозов, безвозмездная передача земли крестьянам в частную собственность;
- уничтожение режима террора и насилия, ГУЛАГа, ссылок и депортаций, ликвидация принудительного труда;
- введение действительной свободы совести, слова, собраний, печати, союзов.

Помощь Германии приветствовалась на условиях, не затрагивающих чести и независимости России».

В октябре 2017 г. Министерство Образования РФ лишило Кирилла Александрова степени доктора исторических наук, что и можно было ожидать. Есть такой «патриотический» сайт в постсоветском интернетовском пространстве под названием «Русская народная линия», который рекламирует себя как «информационно-аналитическая служба» под лозунгом «Православие, Самодержавие, Народность» Эта линия, в данном случае, приводила следующую, свою, похожую на старую партийную, «линию», и с радостью сообщала:

“Скандально известный историк Кирилл Александров, оправдывающий генерала-предателя Власова, лишен степени доктора исторических наук …» и далее это издание обвиняет Александрова в «апологии предательства».

Сам Александров сообщил, что о приказе Минобрнауки впервые узнал от журналистов. «Всё, что я мог сделать, я сделал. В моей жизни это ничего не изменит. У меня не было цели получать степень той ценой, которая была предложена», - отметил Александров. Он пояснил, что до и после защиты ему предлагали изменить основные положения диссертации.

В противовес “Русской Народной Линии» привожу несколько строк из статьи Апексея Широпаева, которые тоже появились в постсоветском электронном пространстве в октябре 2017 года.

« Власову стала невыносима эта позорная парадигма раба, которая была и его жизнью тоже. Он устал служить чудовищной системе, не имеющей никаких здравых оправданий. Он видел, как на Ржевском выступе, эта система тупо и цинично превратила в кровавую кашу свои же армии — 33-ю и 29-ю, а теперь, то же самое делает и с его 2-й ударной. Он решил вырваться из этого безысходного ада, где рабы-генералы, лишенные чувства собственного достоинства, гонят на убой таких же рабов-солдат. Окруженческие скитания по глухим, реликтовым новгородским лесам, отрезавшим, освободившим Власова от системы, оставившим его наедине с самим собой, окончательно открыли ему глаза.

Такова, если угодно, предыстория появления Манифеста КОНР — Комитета Освобождения Народов России. Как сказал Виктор Суворов, это была последняя попытка русского народа освободиться от большевизма. И, добавляет В. Суворов, грош цена была бы русскому народу, если бы он не воспользовался такой возможностью».

Пожалуй, еще сильнее выразился историк русского происхождения, проживающий в Германии Александра фон Ган в статье под заглавием: "Ни одного человека сражавшегося с большевизмом, нельзя обвинить в предательстве". Главные тезисы следующие: "Большевизм не был и не мог быть "русским" - это была и есть идеология жесточайшего уничтожения России, русского народа. А потому и борьба с ним не только оправдана, но была - и остаётся - долгом каждого».

Историография о ген. Андрее Власове, о Пражском восстании, да и о Русской Освободительной Армии в целом - очень богата, и на эту тему было написано множество трудов, различными авторами. Среди них, например: "Генерал Власов", авт. -Свен Стеенберг, "Облик ген. Власова", авт. - Александр Киселёв, "Против Сталина и Гитлера", авт. - В. Стрик-Штрикфельд, "Жертвы Ялты", авт.- Николай Толстой, и другие. В наши дни эти работы доступны всем. Их можно просто скачать в Интернете.

Полный текст «Пражского Манифеста» вы можете прочитать в разделе «Документы», в конце книги. Надо отметить, что в Манифесте нет ни одного антисемитского слова в угоду нацистской "идеологии" и речь идет исключительно о будущем устройстве России.

Что касается политики генерала Власов в отношении еврейского вопроса, то нет нигде никакого свидетельства о том, что Власов был антисемитом. Наоборот, к евреям он относился доброжелательно, и не мысля себе будущее России без них. Именно такую линию проводили пропагандисты РОА, выступавшие перед рекрутами в лагерях. По словам П.Н.Палия, присутствовавшего на одном таком митинге, пропагандист РОА сказал следующее: "Мы не собирается копировать немцев в этом вопросе (еврейском). Несколько миллионов еврейского населения в СССР являются такой же этнической группой в общей массе, как и калмыки, украинцы, татары, поляки и т.д. Они полноправные члены многонационального сообщества народов, населяющих СССР, и такими же останутся, когда вместо СССР будет та Россия, за которую мы боремся".

Выступая весной 1943 года, Власов сказал следующее:

«В последние месяцы Сталин, видя, что Русский народ не желает бороться за чуждые ему интернациональные задачи большевизма, внешне изменил политику в отношении русских. Он уничтожил институт комиссаров, он попытался заключить союз с продажными руководителями преследовавшейся прежде церкви, он пытается восстановить традиции старой армии. Чтобы заставить Русский народ проливать кровь за чужие интересы, Сталин вспоминает великие имена Александра Невского, Кутузова, Суворова, Минина и Пожарского. Он хочет уверить, что борется за Родину, за отечество, за Россию.

Этот жалкий и гнусный обман нужен ему лишь для того, чтобы удержаться у власти. Только слепцы могут поверить, будто Сталин отказался от принципов большевизма. Жалкая надежда! Большевизм ничего не забыл, ни на шаг не отступил и не отступит от своей программы. Сегодня он говорит о Руси и русском только для того, чтобы с помощью русских людей добиться победы, а завтра с еще большей силой закабалить Русский народ и заставить его и дальше служить чуждым ему интересам.

Ни Сталин, ни большевики не борются за Россию.

Только в рядах антибольшевистского движения создается действительно наша Родина. Дело русских, их долг - борьба против Сталина, за мир, за Новую Россию. Россия - наша! Прошлое русского народа - наше! Будущее русского народа - наше!

Многомиллионный Русский народ всегда на протяжении своей истории находил в себе силы для борьбы за свое будущее, за свою национальную независимость. Так и сейчас не погибнет Русский народ, так и сейчас он найдет в себе силы, чтобы в годину тяжелых бедствий объединиться и свергнуть ненавистное иго, объединиться и построить новое государство, в котором он найдет свое счастье».

Генерал-лейтенант A.А. ВЛАСОВ.
Газета "Заря", 3 марта 1943 г.

Несмотря на все усилия советской и постсоветской пропаганды спрятать правду о генерале Власове от своего народа, эта правда все равно всплывает на поверхность.

В одном из своих афоризмов Черчилль говорил: “The truth is incontrovertible, malice may attack it, ignorance may deride it, but in the end; there it is.” «Правда – неопровержима, злость может её атаковать, невежество может её презирать, но в конечном итоге - вот тебе и она».


Несколько слов о последних днях существовании Русской Освободительной Армии.

15 апреля 1945 г. части власовских войск, которые находились тогда в Саксонии в восточной Германии и на границе с Чехословакией, вопреки приказам немецкого командования, двинулась на юг — чтобы сдаться в плен войскам западных союзников.

В последние дни войны 1-ая дивизия РОА под командованием строптивого генерала Сергея Буняченко (бывшего полковника РККА) повернула свое оружие против немцев и вступила в бой с дивизией СС.

Буняченко намеревался сдаться американским войскам ген. Джорджа Пэттона, известного своими неосторожными антисоветскими высказываниями. Американцы находились в районе Пильзена, лишь в нескольких часах марша, и могли бы войти, при желании, в Прагу в любое время. У Пэттона было такое желание, но он получил строгий приказ не брать Прагу. Ему был отдан приказ стоять не своём месте и дальше на восток не двигаться. Она была обещана, как мы уже упомянули, Рузвельтом и Черчиллем Сталину..

1-го мая дивизия Буняченко подошла к Праге, а 5 мая в этом городе вспыхнуло восстание против германских войск под командованием фельдмаршала Шёрнера.

Войскам дивизии СС, находящейся в районе Праги был отдан приказ разрушить город, и тогда чехи обратились к Русской Освободительной Армии. Утром 6 мая пражское радио, которым овладели повстанцы, передало: «Офицеры и солдаты армии Власова! Мы верим, что вы на последнем этапе борьбы против немецких захватчиков, как русские люди и советские граждане, поддержите восставшую Прагу». Откликнулась и пришла на помощь дивизия РОА Буняченко. Бои под самый закат Второй Мировой Войны в Европе шли вокруг Праги и на улицах самого города три дня.

Танк РОА на улицах Праги. 6 мая 1945 г.

Немцы не ожидали удара в спину, и вынуждены были оставить город. Вновь созданное правительство Чехии неожиданно объявило власовцам, что оно не просило их о помощи - люди, которые назвались представителями штаба Пражского восстания, и которые не имели к восстанию никакого отношения. Это подлое предательство лежит черным пятном на совести и на истории чешского народа.

7-го мая дивизия Буняченко оставила Прагу и упорно продолжила свое движение на юг. 9-го мая она встретилась с танковым подразделением американской армии, а 11-го мая сдала союзникам СССР оружие и разместилась в районе Шлиссельбурга. В тот же день американцам сдались штаб РОА и остатки 1-й дивизии. А 12-го мая американцы сообщили, что Шлиссельбург будет передан их советским союзникам. Таким образом, 10 тысяч власовцев оказались в руках красной армии, примерно столько же сумели группами и по одиночке просочиться в зону американской оккупации, но потом были выданы СССР. В их числе оказался Буняченко. Несколько сот человек были задержаны чешскими партизанами, которые нескольких высокопоставленных власовцев казнили, а генерал-майора Трухина передали советам.

Что касается тех бойцов РОА, в основном раненых, которые не смогли уйти и остались в Праге и попали в руки Красной армии, их ждала не сладкая участь. Цитирую (Свена Штеенберга):

"Массовая выдача, задержания и расстрелы власовцев начались сразу же после вступления советской армии в освобожденную накануне дивизией Буняченко Прагу. В боях за Прагу погибли сотни солдат РОА и многие были ранены. Когда Красная Армия заняла Прагу, генерал, а позднее Маршал Советского Союза Рыбалко несколько раз посетил Чехословацкий национальный совет, где профессор доктор Альберт Пражак убедительно просил его о сохранении жизни солдатам и офицерам РОА, которые попадут в плен к Красной Армии в Праге и в ее окрестностях. Сначала Рыбалко ответил, что все они будут расстреляны. Когда же к этой просьбе присоединились и остальные члены Совета, то он пообещал не допустить расстрелов. Раненых власовцев в пражских больницах поместили в отдельных палатах, с табличками «Героические освободители Праги».

Вскоре после вступления Красной Армии в город органы СМЕРШ начали регистрацию раненых. Об их судьбе рассказывает доктор Степанек-Штемр, впоследствии эмигрировавший в Израиль: «У меня была знакомая, моя землячка из Моравска-Острава, Е. Р., молодая женщина, чудом пережившая Освенцим, Терезиенигшадт и Дахау. В первые дни после окончания войны она работала в пригороде Праги Мотол. Она рассказала мне, что в больнице в Мотоле лежало около 200 раненых власовцев. Однажды в больницу явились советские солдаты, вооруженные автоматами. Они выгнали из здания врачей и санитарок, вошли в палаты, в которых лежали тяжелораненые власовцы, и вскоре оттуда раздались длинные очереди... Все раненые были расстреляны прямо в кроватях».

Такая же судьба постигла и солдат, лежавших в других больницах. При регистрации раненых власовцев сотрудниками СМЕРШ, больничный персонал обязали удалить с палат надписи о героических освободителях Праги. Врачи отказывались выписывать раненых из госпиталей, однако 15 мая офицеры СМЕРШ насильно увели их в госпитальных халатах.

С. Ауски на основании достоверных источников сообщает о расстреле в Праге и окрестностях более 600 солдат и офицеров 1-й дивизии РОА. «Они были похоронены на Ольшанском кладбище в секторе, который прилегает к Мланоневицкой улице (ныне имени Яна Желивского)».

Такая же судьба постигла и других добровольцев, принявших участие в Пражском восстании: «Во Французской гимназии, находящейся на Билой улице в районе Праги Дейвице, еще перед восстанием была размещена часть русских добровольцев. По-видимому, это был один из центров сосредоточения Запасной бригады РОА. Во время восстания эта часть принимала участие в боях на Ганспалке против частей СС, находящихся в общежитиях имени Масарика. Ввиду того, что эта добровольческая часть не принадлежала к 1-й дивизии РОА и командование дивизии о ней определенно не знало, она не получила приказа к отступлению из Праги и была захвачена в плен Красной Армией. Около 400 бойцов этой части были проконвоированы по улице На-Писках, начиная с Ганспалки вплоть до Боржиславки и на том месте, которое в настоящее время застроено блоком домов между Велварской и Суданской улицами, они были расстреляны из автоматов. Дальнейшие казни были произведены в местах с названиями На-Юлишце, Под Градбами, на Оржеховце и в Певностни улице. Казни, производимые иногда невероятно жестоким образом, происходили в присутствии гражданского населения и даже детей».

Вот так по-советски работала славная Красная Армия, освобождая Восточную Европу. В первую очередь, убивала своих – русских – ну а потом и других.

«18 апреля представители генерала Власова вступили в безуспешные переговоры с командующим 7-й американской армией Пэтчем о переходе под защиту союзников. Затем генералу отказала в политическом убежище нейтральная Швейцария. 11 мая Власов прибыл в расположение дивизии Буняченко. 12 мая 1945 год разведгруппа капитана Якушева при молчаливом согласии американцев, на глазах Буняченко и его разоруженной дивизии арестовала Власова <….> Через три дня Власова доставили в Москву на Лубянку.

«Сведений о том, что происходило дальше с Власовым осталось немного. На Лубянке его сразу же допросил начальник Главного управления контрразведки «СМЕРШ» Абакумов. После чего Власову был присвоен № 31, под которым он был помещен во внутреннюю тюрьму как секретный арестант. 16-го мая Власов был поставлен на «конвейер»: генерала допрашивали постоянно меняющиеся следователи и охранники. Продержали Власова на этом «конвейере» десять дней».

Это, конечно пытка, часто применяемая чекистами, и их потомками, которая не оставляет физических следов на теле жертвы.

Дальнейшая судьба Власова и его соратников известна. Следует добавить еще один характерный факт:

В конце апреля 1945 года испанский диктатор Франко предоставил Власову политическое убежище и послал за ним специальный самолёт, который был готов доставить Власова в Испанию. Власов отказался бросить своих солдат. 12-го мая 1945 года американский комендант оккупационной зоны, на территории которой находился Власов, капитан армии США Р. Донахью предлагал тайно вывезти Власова вглубь американской оккупационной зоны, снабдив его продовольственными карточками и документами. Власов, в третий раз в своей жизни, отказался оставить своих подчинённых.

Подводя некоторые итоги небывалого в истории человечества феномена Русского Освободительного Движения, символизируемого генералом Андреем Власовым, привожу несколько строк из Записок военного священника Дмитрия Васильевича Константинова.

«Гитлер предпочитал погибнуть, но не дать генералу Власову развернуть свою потенциально огромную армию. Эфемерные надежды на западных союзников, вернее, на их известную дальновидную мудрость, по всей видимости, не оправдывались. Запад дальше кончика своего собственного носа, за малым исключением, не видел и ничего не понимал. <…>. Освободительное Движение сознательно шло на свою Голгофу, зная, что его усилия не пропадут в истории. Последнее подтверждается уже в наше время. Шли на Голгофу под ложным черным клеймом предателей и фашистов и при долговременном замалчивании всем миром сущности власовского движения».

Из личних воспоминаний генерала графа Холмстон-Смысловского:

«2-го августа 1946 года по приговору московского суда был казнен генерал Власов и его ближайшие помощники. Очередная трагедия российского народа. Трагедия, по своим размерам уступающая трагедии гибели Белого Движения, но по своему историческому значению она, вероятно, займет одно из первых мест в истории Русской революции и в борьбе против советской власти. Русское Освободительное Движение и генерал Власов ждут еще своего беспристрастного историка, ибо все, что было написано до сих пор, было написано, главным образом, его злейшими врагами, которые искажали не только историческую правду, размеры и цели, но, - что много хуже – самую истину, т.е. идею этого великого и многострадального Движения.

Искажение это, доходя до границ преступления, вылилось, в конце концов, в очень модный лозунг нашего времени, т.е. времени «военных преступников», в неистовый крик: «распни их!». И распяли. Культурный Запад, который так кичится превосходством своей цивилизации над нашей русской, византийско-восточной, эти представители западно-христианской культуры, всевозможных демократических свобод и прав человека, считающие всю нашу тысячелетнюю историю проявлением одного только варварства, от великих князей, царей, императоров до последнего революционного периода, действительно показали нам и всему миру, что называется гуманностью, священным правом убежища, демократической свободой слова, мнения и выбора места жительства. Генерал Власов и десятки тысяч его офицеров и солдат были выданы в руки его противников и он вместе с ними пошел по тернистому пути к Голгофе революции. Кровь генерала Власова, его офицеров и солдат, а также всех ужасов лагерей Платтлинга и других, Россия, какою бы она ни была, никогда забыть не сможет. Забыть не имеет права, ибо иначе мы недостойны быть великим и державным народом».

Несмотря на все усилия советско-чекистской мифологии извратить или задушить историческую правду, она всё равно раньше или позже всплывает на поверхность. В конце 2017 года в Праге вышел русский перевод книги чешского историка Павла Жачека «Прага под броней власовцев».

Item title

В ноябре 2017 г. власти города Праги предложили российскому посольству убрать памятник советскому маршалу Коневу на одной из площадей города, и поставит его на своей посольской территории. В последние годы неизвестные регулярно обливали памятник Коневу краской. Посольство отказалось это сделать. Затем, в начале мая 2020 года, городские власти убрали памятник.

Это вызвало гневную бурю негодования со стороны Москвы. В ответ Следственный Комитет России возбудил уголовное дело по ч. 3 ст. 354.1 УК РФ - «осквернение символов воинской славы России, совершенных публично». Какой формат суд по этому делу должен был иметь не уточнялось. (Ну, скажем, можно было бы найти трёх гэбешников с Лубянки и устроить «тройку» по старой доброй советской традиции). На что чехи ответили: "Министерство иностранных дел Чешской Республики категорически отвергает любые попытки вмешательства во внутренние дела Чехии со стороны государственных органов Российской Федерации". Наш старый друг, к тому времени уже бывший министр культуры РФ Меднинский сравнил главу района Прага-6 Онджея Коларжа с нацистским гауляйтером.

Российские официальные лица также резко реагировали на инициативу мэра другого пражского района – Ржепорые – установить памятную доску бойцам 1-ой дивизии РОА – настоящим освободителям Праги.

Мемориальная плита павшим бойцам РОА на Ольшанском кладбище в Праге.

Кстати, о духовной стороне ген. Власова и о движении Русской Освободительной Армии. Отец Александр Киселев писал в своих воспоминаниях, что представители берлинской русской эмиграции не раз обращались к нему «с вопросом и даже с укором, как могу я, священник, идти вместе с бывшим коммунистом и, наверное, безбожником»?

В конце концов, священник решил поехать к генералу Власову, чтобы прямо спросить его о вере в Бога. После некоторого молчания генерал ответил: «Да. Я верую в Господа Иисуса Христа, отец Александр». Подобное же прямое заявление генерал Власов, как-то раз, сделал в беседе с начальником его канцелярии, полковником Константином Кромиади: «Бога может отрицать только идиот».

Item title

Молебен РОА в импровизированном храме в Дабендорфе. В первом ряду генерал Власов. Штаб РОА окормлял отец Александр Киселев. При РОА готовились создать институт военного духовенства: в части должны были влиться полковые священники, как это было в Русской Императорской армии.

Духовную обстановку в кадровой школе РОА в Дабендорфе под Берлином протоирей Д. В. Константинов описывает так:

«Духовная обстановка Дабендорфа была весьма своеобразна. Она заслуживает самого пристального внимания. Ее своеобразие заключалось прежде всего в том, что люди, находившиеся в школе, менялись буквально на глазах. Вчерашние военнопленные, еще недавно прошедшие жестокий полу-тюремный режим советской армии, с наплевательским отношением к человеческой жизни, в атмосфере дикой ругани, ставшей хронической особенностью советских вооруженных сил времен Второй мировой войны, с постоянной полуголодовкой, ужасными условиями жизни, на которые не согласился бы ни один солдат западных армий, - эти люди на глазах становились сами собой. Страшные условия немецких лагерей для военнопленных, если и оставили физический и духовный след на психике людей там побывавших, то все же забывались, отходили на второй план. Как это ни странно, но в условиях жесточайшей войны, при постоянных налетах союзной авиации, при наличии весьма бдительного немецкого «ока», при напряженной учебной и деловой жизни всей школы и прочих учреждений находившихся в Дабендорфе, удивляла и поражала та обстановка своеобразной деловой тишины и мира, господствовавших там. Куда то совершенно исчезла ругань и грубое отношение не только командования к подчиненным, но и курсантов между собой. Появилось уважительное отношение друг к другу. Вместо крика, сопровождаемого неимоверными ругательствами, обычно велся нормальный разговор в нормальных тонах и выражениях. «Повышенные ноты», хотя и имели место, но в количественном отношении явно пошли на убыль. Отсутствие каких бы то ни было заграждений и проволоки вокруг лагеря, фактически открывавшее свободный выход из него (которым, кстати сказать, почти никто не пользовался без соответствующего разрешения), вносили новый элемент в смысле морального состояния людей, находившихся в Дабендорфе. Проволока немецких лагерей и «проволока» в переносном смысле, окружавшая всех служащих в советской армии с ее нелепым, доведенным до абсурда бесчеловечным казарменным режимом, давали несомненную психологическую травму, подавляя и разрушая нормальное развитие и функционирование интеллекта. Эта травма постепенно залечивалась, нормализуя человеческое сознание и возвращая постепенно чувство человеческого достоинства, почти убитое у многих обоими тоталитаризмами. Стало ярче проявляться неистребимое, но реально существующее добро, исходящее от человеческого сердца».

Под самый конец войны немцы, помимо нескольких фанатиков, поняли какую огромную и роковую ошибку они совершили.

Ген. Власов при встрече с Йозефом Геббельсом.

Йозеф Геббельс о Власове (из личного дневника). Запись от 1 марта 1945 г.:

«В полдень у меня была обстоятельная беседа с генералом Власовым. Генерал Власов в высшей степени интеллигентный и энергичный русский военачальник; он произвел на меня очень глубокое впечатление. Сначала мы беседовали об общих связях между русским и немецким народами. Он считает, что Россия может быть спасена только в том случае, если будет освобождена от большевистской идеологии и усвоит идеологию вроде той, которую имеет немецкий народ в виде национал-социализма. Он характеризует Сталина как человека чрезвычайно хитрого, настоящего иезуита, ни одному слову которого нельзя верить. У большевизма в русском народе до начала войны было сравнительно мало сознательных и фанатичных приверженцев. Однако Сталину удалось при нашем продвижении по советской территории сделать войну против нас священным патриотическим делом, что имело решающее значение. Власов описывает обстановку в Москве, сложившуюся в результате угрозы окружения поздней осенью 1940 года. Все советское руководство уже тогда потеряло голову; лишь Сталин продолжал упорствовать, хотя и был уже сильно измотан. Положение было примерно таким, какое мы переживаем в данное время. И у нас ведь есть вождь, требующий любой ценой оказывать сопротивление и также снова и снова поднимающий на это дело всех других. Беседа с генералом Власовым подействовала на меня очень ободряюще. Я узнал из нее, что Советский Союз оказывался в точно таких же критических положениях, в каком оказались теперь мы, и что из этих критических положений всегда существует выход, если ты полон решимости и не падаешь духом.

Затем мы обсудили методику нашей пропаганды в отношении большевизма. Власов подчеркивает — и, по-моему, правильно, — что большевизм ведет очень ловкую и опасную пропаганду. Пропаганда вообще самая сильная сторона его политического воздействия. Этим следует, по его словам, также объяснить то, что большевистский режим особенно сильно нападает на немецкую пропаганду. Власов считает меня вторым после фюрера человеком, против которого направлена самая острая и упорная критика большевистской общественности».


Власовская Русская Освободительная Армия была далеко не единственным русским (в широком смысле) движением, и Власов был не единственным русским генералом, сражавшимся против большевицкого Советского Союза во время Второй Мировой войны. Среди других был и генерал Хольмстон-Смысловский (которого мы уже процитировали), избежавший в 1945 году насильственную репатриацию. О нём пишет современный русский писатель, журналист, Сергей Диденко и тут я хочу привести его слова, появившиеся в Живом Журнале.

Граф Борис Алексеевич Хольмстон-Смысловский (1897 – 1988).

«Биологическая сила русского народа по сравнению с той же силой германского народа настолько велика, что нам, русским, не приходится опасаться, что немцы нас проглотят и переварят».

«Родился в семье генерала гвардейской артиллерии. Окончил 1-й Московский Императрицы Екатерины Второй Кадетский корпус и Михайловское артиллерийское училище.

Когда пишут или говорят об участии советских людей на стороне немецких войск во Второй Мировой войне, обычно имеют в виду генерала Власова и его Русскую освободительную армию. А между тем существовали еще три русских военно-политических движения, которые вышли из рядов старой военной эмиграции, а точнее, из рядов существовавшего на Западе Российского общевойскового союза. К ним относятся Русский корпус (он же Шюцкор), воевавший в Югославии под командованием генерала Штейфона, казачьи части генерала Краснова и так называемая «Северная группа», впоследствии получившая название Первой русской национальной армии под командованием генерала Смысловского. В отличие от власовской армии, состоявшей, главным образом, из бывших советских солдат и офицеров, командование этих военных формирований было укомплектовано бывшими генералами и офицерами царской и Белой армий, продолжавших традицию Белого движения.

Российские бойцы против Советского Союза. 1944 г.

Осенью 1942 года в немецкой армии насчитывалось 1 миллион 80 тысяч русских людей в немецких шинелях. К 1944 году их число достигло уже почти 2 миллиона. Цифра слишком внушительная, чтобы объяснять ее элементарным предательством или нравственной ущербностью нации. Позднее сам Борис Алексеевич Смысловский так объяснял в одной из своих статей трагедию выбора между Гитлером и Сталиным: «Это был выбор между двумя дьяволами. То, что делали немцы, было ужасно. Гитлер совратил их души. Но и большевики занимались уничтожением русского народа. В то время я считал, что Россию можно освободить только извне и немцы были единственной силой, способной покончить с большевизмом. Немцы победить не могли. Силы были слишком неравны. Германия не могла успешно воевать одна против всего мира. Я был уверен, что союзники без труда покончат с ослабевшей и выдохнувшейся Германией. Расчет был на то, что Германия покончит с большевизмом, а затем сама падет под ударами союзников. Так что мы не изменники, а русские патриоты».

Точное число бывших советских граждан, сражавшихся в рядах Вермахта и других военных формирований на стороне Третьего Рейха, не установлено. Современный историк и ведущий российский специалист в этой отрасли Кирилл Александров приводит консервативную цифру, как минимум, 1,15 миллиона человек. К этому числу еще надо добавит около 15 тысяч белых эмигрантов, вновь поднявших оружие против красных.

В последние дни войны войска под командованием Холмстона-Смысловского успешно отступили на территорию княжества Лихтенштейна, который находится в уголке у подножья Альп на стыке Швейцарии с Австрией.

Советская комиссия, прибывшая Лихтенштейн для переговоров о «выдаче дезертиров», была посрамлена. Главный трофей, генерал Смысловский, им не достался. Крошечный Лихтенштейн отказался выдать СССР Смысловского и его подчиненных, мотивировав это отсутствием юридической силы Ялтинского соглашения на территории Лихтенштейна. Это говорит о том, что величие страны не зависит от её размеров, а от её духа. По словам барона Эдуарда фон Фальц-Фейна, участвовавшего в этих встречах в качестве переводчика, все советские представители производили впечатление уголовников самого низкого пошиба.

Тут хочу от себя добавить, что мне довелось лично встречаться с бароном Фальц-Фейном и побывать у него в гостях в Лихтенштейне, где он меня очень гостеприимнее принял. Его дом находился у подножья лихтенштейнского замка, его ближайшего соседа. Стены комнат завешаны картинами, в своём большинстве – произведения русских живописцев. Мы сидели до поздней ночи. В 2018 году Эдуард Александрович трагически погиб в пожаре, ночью, в106-летнем возрасте, и в полном одиночестве.

Барон Эдуард фон Фальц-Фейн. 1912-2018.

А вот судьба двух советских генералов, которые попали в немецких плен и, вернувшись в СССР, погибли «За Сталина! За Родину!»

Item title

На фотографии пленные советские генералы Понеделин и Кириллов. В августе 41 года, благодаря ошибкам командования Советской Армии они попали в окружение, и, как результат, в плен в числе более чем 55ти тысячной группировки Советских войск (20 дивизий 6й и 12й армии Южного фронта).

Руководство СССР было в ярости от того, что немцы использовали факт сдачи генералов в плен в своих пропагандистских целях... и приказом Ставки от 16 августа 41г. генералы были объявлены дезертирами и изменниками родины. А уже 13 октября были приговорены к расстрелу.

Несмотря на то, что оба генерала были извещены о приговорах, сотрудничать с немцами отказались наотрез! Вели себя достойно.

29 апреля 1945 года их освободили из концлагеря американские войска. Понеделину предложили службу в американской армии. Он отказался и тогда 3 мая их передали советской стороне, где они были арестованы, осуждены по статье "измена Родине" и в тот же день расстреляны...»

Не могу противостоять искушению, чтобы не сказать: “За что боролись, на то и напоролись».

Кстати, о советских военнопленных. Это одна из самых трагических страниц в истории Второй мировой войны. Их было огромное и невиданное в человеческой истории число человек. Никому по сей день не удалось подсчитать число. По разным данным, в плен попало от 4 до 6 миллионов человек! Историк Марк Солонин приводит цифру 4 с половиной миллионов, из которых примерно половина потом умерла с голода и эпидемий сыпного тифа.

В немецком плену. Охрана состоит из одного человека со стульчиком за столиком.

Естественно, никто в германском генштабе не рассчитывал на такое количество людей, которых нужно было кормить-поить и где-то размещать.

А самим немецким солдатам кушать было не так уж много. История не знает о каком либо германском плане (или проводимой нацистами политике) умышленно и систематически уморить голодом огромную массу советских военнопленных. К тому же, чем дальше Вермахт продвигался на восток, тем длиннее становились пути сообщения и снабжения. Службы обеспечения Вермахта просто физически не были готовы к такой небывалой в истории ситуации.

В первую очередь, конечно, Вермахт заботился о своих. Оба диктатора, как Гитлер, так и Сталин, проявляли одинаковое презрение к человеческой жизни. Разница заключается в том, что для Гитлера жертвами были «чужие», а для Сталина это были «свои».

К тому же Кремль не только не заботился о судьбе своих попавших во вражеский плен, но и препятствовал попыткам иностранных государств и Международного Комитета Красного Креста облегчить их участь. Сталин мог бы постараться спасти миллионы человеческих жизней, но не захотел. Наоборот. С точки зрения Кремля советский солдат должен был понимать, что во вражеском плену его ждет неминуемая смерть. А немцы, по сравнению с военнопленными других вражеских государств – с англичанами, французами, бельгийцами, голландцами, норвежцами и т.д., которые, к тому же получали поддержку от Красного Креста, что намного облегчало их жизнь – обращались с советскими пленными – жестоко. За первую страшную зиму 1941-1942 годов, по некоторым данным, в немецких лагерях от голода погибло от полтора до 2 миллионов советских военнопленных. Мой знакомый и коллега по работе на Радио Свобода в Мюнхене, полковник Константин Кромияди, начальник канцелярии генерала Андрея Власова говорил: «Когда я увидел лагеря советских военнопленных, я перестал улыбаться».

А Сталин говаривал: "Паникер, трус, дезертир – хуже врага". По мере того, как вся правда о Второй Мировой Войне постепенно раскрывается, о судьбе советских военнопленных в немецких лагерях появляются всё новые материалы. Очень большую роль играет Интернет. Ниже хочу привести несколько примеров. Первый – статья Ивана Матвеева в Фейсбуке, в которой он досконально описывает ситуацию. Цитирую дословно:

«Советское правительство имело возможность облегчить участь пленных — с помощью Международного комитета Красного Креста. Комитет был создан в 1863 году в Женеве для защиты жертв военных конфликтов, помощи раненым, военнопленным, политическим заключенным и жителям оккупированных территорий. Делегаты комитета — единственные, кому позволено пересекать линию фронта, посещать оккупированные территории и лагеря пленных. Репутация комитета была такова, что даже Гитлер вынужден был с ним считаться.

23 июня 1941 года, на следующий день после нападения Германии на Советский Союз, глава МККК Макс Хубер предложил Москве и Берлину посреднические услуги, чтобы СССР и Германия могли бы обменяться списками военнопленных. В те отчаянные дни Москва ни от какой помощи не отказывалась. 27 июня нарком иностранных дел Молотов подписал ответную телеграмму председателю МККК: «Советское правительство готово принять предложение Международного комитета Красного Креста относительно представления сведений о военнопленных, если такие же сведения будут представляться воюющими с советским государством странами». 23 июля советский посол в Турции Виноградов отправил в Москву запись беседы с уполномоченным МККК, который рекомендовал Советскому Союзу ратифицировать Женевскую конвенцию 1929 года о защите военнопленных. Это позволит воспользоваться услугами Красного Креста, чьи представители смогут посещать в Германии лагеря советских военнопленных и требовать улучшения их положения. Разумеется, инспекции подвергнутся и советские лагеря для немецких военнопленных.

9 августа немцы разрешили представителям МККК посетить лагерь для советских военнопленных. Но продолжения не последовало, потому что советское правительство отказалось пускать сотрудников МККК в свои лагеря.

6 сентября посол Виноградов отправил в наркомат иностранных дел недоуменную записку. Он не понимал, почему Москва не отправляет списки немецких военнопленных: Немцы уже дали первый список наших красноармейцев, захваченных ими в плен. Дальнейшие списки будут даны лишь после того, как Красный Крест получит такие же данные от нас». Майор госбезопасности Сопруненко, начальник управления НКВД по делам военнопленных и интернированных, приказал составить список на 300 немецких пленных. Но посылать его не хотели. МККК предложил купить в нейтральных странах продовольствие и одежду для советских пленных и обещал позаботиться о том, чтобы посылки попали по назначению. Германия не возражала. В Москве интереса к этой идее не проявили.

Перевод письма от МККК, в котором предлагается кормить советских военнопленных продовольствием из Африки. Слева узнается почерк Сталина. Наверху заметка «Не отвечать».

Когда в лагерях началась эпидемия сыпного тифа, представители МККК пришли в советское посольство в Турции и предложили отправить военнопленным вакцину, если Москва возместит расходы. Ответа не последовало.

В ноябре и декабре 1941 года МККК отправил в Москву фамилии нескольких тысяч красноармейцев, попавших в румынский плен. Свои списки передали и итальянцы. Финны тоже были готовы обменяться списками. Но все требовали взаимности. А Москва не отвечала. Судьба попавших в плен бойцов и командиров Красной армии Сталина не интересовала, а давать какие-то сведения о числе немецких пленных он категорически не хотел. И уж вовсе не желал появления в лагерях НКВД швейцарских медиков.

Гитлеру это было только на руку. В конце ноября командование вермахта подготовило списки полумиллиона советских пленных, которые готово было передать швейцарцам. Когда выяснилось, что Советский Союз не намерен отвечать взаимностью, Гитлер распорядился прекратить составление списков и запретил пускать представителей МККК в лагеря, где содержались красноармейцы. Фюрер знал, сколько советских пленных каждый день умирало в немецких лагерях, и не хотел, чтобы это стало достоянием гласности…

Швейцарский Красный Крест многих бы спас. Выполняя просьбы других воюющих государств, МККК следил за распределением посылок с продовольствием в лагерях военнопленных; британские военнопленные получали в месяц три посылки — от голода и истощения они не умирали. Да и само появление представителей Красного Креста в лагерях заставляло немцев сдерживаться. Никто не находился в таком бедственном положении, как советские пленные».

Сталин не признавал сдачи в плен. В Советском Союзе не существовало понятия «военнопленный», только — «дезертиры, предатели Родины и враги народа». Так было не всегда. Поначалу в Красной армии относились к попавшим в плен, как принято во всех странах, с сочувствием. 5 августа 1920 года было принято постановление Совнаркома о пособии возвратившимся из плена военнослужащим. Когда Сталин стал полным хозяином страны, все изменилось. Приказ № 270 от 16 августа 1941 года, подписанный Сталиным, требовал от красноармейцев в любой ситуации стоять до последнего и не сдаваться в плен, а тех, кто смел предпочесть плен смерти, — расстреливать. Иначе говоря, вождь требовал, чтобы застрелились несколько миллионов красноармейцев, которые из-за преступлений самого вождя и ошибок его генералов оказались в окружении и попали в плен.

58-я (политическая) статья уголовного кодекса РСФСР позволяла предавать суду семьи пленных красноармейцев и высылать их в Сибирь. 24 июня 1942 года Сталин подписал еще и постановление Государственного комитета обороны «О членах семей изменников Родины». Членами семей считались отец, мать, муж, жена, сыновья, дочери, братья и сестры, если они жили вместе.

Жестокие приказы, которые должны были помешать сдаче в плен, приводили к противоположным результатам. Попавшие в плен красноармейцы боялись возвращения на родину, где их считали предателями (так оно и получилось в 1945 году, когда из немецких лагерей они переместились в советские).

Судьба попавших в плен бойцов и командиров Красной армии Сталина не интересовала, а давать какие-то сведения о числе немецких пленных он категорически не хотел. И уж вовсе не желал появления в лагерях НКВД швейцарских медиков».

Иван Матвеев, Фейсбук. 2018 г.

Именно это, на мой взгляд, одна из главных причин, почему Советский Союз отказался от помощи Красного Креста. Предоставить иностранным наблюдателям доступ к лагерям любого типа – концентрационным или для военнопленных – мысль абсолютно недопустимая сталинскому режиму по весьма понятным причинам. Поэтому, моральную ответственность за гибель нескольких миллионов русских людей в немецких лагерях во время так называемой «Великой Отечественной» войны несут, в одинаковой мере, как Гитлер, так и Сталин.

Немцам в советском плену тоже досталось не сладко. Из примерно 3 миллионов пленных, не вернулись на родину около одного миллиона, т.е. каждый третий военнопленный там и погиб. Что касается Сталинградской битвы, в плен попало более 90000 нацистских солдат, а в живых осталось лишь около 6000. Это не может не ужасать. Страшная страница в истории Второй Мировой войны.

К тому же, Советский Союз держал военнопленных несколько лет после окончания войны, что было беспрецедентно и по международным стандартам являлось военным преступлением, так как военнопленных следует среди цивилизованных стран возвращать на родину сразу после окончания войны.


СЛОВО О СТАЛИНГРАДЕ – ПОД ДРУГИМ УГЛОМ

Сталинград

История Второй Мировой войны на русском языке еще не написана. Долгие годы в Советском Союзе правда о ней скрывалась. И в нынешней его наследнице, Российской Федерации, эта традиция продолжается. Президент РФ Путин продлил режим засекреченности данных о «Великой Отечественной» войне до 2040 года. Поэтому, некоторые страницы истории «Великой Отечественной», вы вряд ли когда-либо увидите в постсоветских СМИ. Однако, в Интернете, в чём вы уже смогли убедиться, есть проблески во тьме, которые были бы немыслимо лишь несколько лет назад. Приводим, сначала, еще один пример. Один участник, Мартин Александер Аррак, поделился ссылкой об одном происшествии, о котором до последнего времени мало кто слышал, и о котором постсоветские власти очень неохотно говорят - резня в Гришино. Это - преступление военнослужащих Красной Армии в Сталинской (ныне Донецкой) области, совершенное западнее села Гришино и города Красноармейск над военнопленными Вермахта. Цитируем:

«В дни после Сталинграда, с 11 по 18 февраля 1943 г., были расстреляны или зверски уничтожены в общей сложности 596 пленных военнослужащих Вермахта и союзных ему армий, а также служащих сопровождающих подразделений, включая сестер Красного Креста и связисток вспомогательных служб. По неполным данным, удалось индивидуально опознать: 406 немецких, 89 итальянских, 9 румынских, 4 венгерских, 8 украинских солдат-добровольцев, 58 служащих организации Тодта (включая двух датских граждан), 15 железнодорожников и 7 немецких гражданских рабочих.

«18 февраля 1943 г. эта территория была вновь занята силами 5-й танковой дивизии SS Wiking при поддержке 333-го пехотного и 7-й танковых дивизий. Немецкие солдаты обнаружили многочисленные изуродованные тела. Расследование этого случая началось сразу же. «Все трупы были голые…, — говорится в более позднем протоколе военно-судебного расследования, — почти все тела были изувечены… У многих трупов были отрезаны носы и уши. У других трупов отрезаны и засунуты им в рот половые органы. Была предпринята также попытка отрезать груди сестрам Красного Креста «прямо-таки зверским образом». Женщины были жестоко изнасилованы. Немецкий военный судья, присутствовавший на месте преступления, в интервью в 1970-х годах заявил, что видел женское тело, распластанное на земле, с метлой, вставленной в половые органы. В подвале главного железнодорожного вокзала, около 120 немцев были согнаны в большой камере хранения, а затем расстреляны из пулеметов. Хотя большая часть материалов уголовного дела утеряна, некоторые материалы следствия и доказательства продолжают храниться в каталоге Министерства Иностранных дел Федерального Архива Германии (Bundesarchiv).

«Ответственность за эту бойню, по словам командира зенитной батареи 14-й гвардейской танковой бригады лейтенанта Сорокина, нес, в частности, политотдел 14-й гвардейской танковой бригады (его начальник подполковник Шибанков, видимо, погиб ранее), которая подчинялась 4-му гвардейскому танковому корпусу во главе с генерал-майором Полубояровым.

«После резни в Гришино-Красноармейске немецкими солдатами овладело безмерное ожесточение, командир 40-го танкового корпуса генерал-лейтенант Генрики 3 марта 1943 г. издал специальный приказ, в котором он предостерегал свои части против актов возмездия за эти события. «Однако мы хотим придерживаться солдатского принципа, — говорится там, — что пленный противник в униформе, который больше не может вести борьбу и безоружен, должен находиться в лагере для пленных».

21 марта 1983 года Западногерманское Радио (WDR) показало документальный фильм о советских военных преступлениях на Восточном Фронте, основанный на архивных документах Следственной Комиссии Вермахта. Были продемонстрированы кадры пропаганды Вермахта о резне в Гришино, а так же показания свидетелей».

Конец цитаты.

Во время Второй мировой войны бойцы и офицеры Красной Армии проявляли какую-то необъяснимую патологическую ненависть и жестокость. Может это результат селекционного геноцида, проведённого большевиками против русского народа в течение целого поколения, начиная с 1917 года? Еще один пример:

«Когда 18 января 1942г. германским частям вновь удалось овладеть Феодосией, перед ними открылась леденящая душу картина трагической гибели их раненых товарищей. Для расследования этих ужасных убийств была создана специальная следственная комиссия вермахта занимавшаяся сбором вещественных доказательств и опросом свидетелей. Лейтенант Дёринг дал показания о том, что он увидел при входе в бывший немецкий госпиталь. В двух больших помещениях лежали тела пятидесяти немецких солдат. На некоторых из них еще сохранились красные лазаретные карточки, в которых проставлялся вид ранения. Все трупы были изуродованы. У некоторых из убитых вместо головы была бесформенная масса. По-видимому, их били прикладами или другими тупыми предметами. У некоторых мертвых немецких солдат были отрезаны уши или носы, у других — из ртов вырваны языки, отрублены руки и выколоты глаза. Кроме того, их тела были искромсаны ударами ножей и штыков. Возле главного входа в лазарет были найдены другие трупы немецких солдат. У всех из них руки и ноги были связаны бинтами, что малейшее движение должно было доставлять невыносимую боль. Эти раненые своими мучителями-краснофлотцами были оставлены под открытым небом, облиты водой и замерзли».

Британский юрист Реджинальд Т. Пэгет (Reginald T. Paget), свидетельствует: «Где бы мы ни сталкивались с германским вермахтом, в Африке ли, Италии или во Франции, везде мы имели дело с порядочным противником. Немецкий солдат в условиях невероятной жестокости своих противников проявил высокую степень сдержанности и дисциплины. Если Европу придется защищать, то эти порядочные солдаты должны быть нашими друзьями».

И еще одно свидетельство: Мартин ван Кревелд (Martin vаn Creveld), израильский военный историк: «Вермахт был великолепным боевым соединением, который в смысле морали, воодушевления и взаимной спаяности не знал себе равных среди армий 20 столетия».

В Вермахте имелось «Десять заповедей по ведению войны немецким солдатом» (10 Gebote für die Kriegsführung des Deutschen Soldaten). Они следующие:

1. Немецкий солдат воюет по-рыцарски за победу своего народа. Понятия немецкого солдата касательно чести и достоинства не допускают проявления зверства и жестокости.

2. Солдат обязан носить обмундирование, ношение иного одеяния допускается при условии использования различаемых (издалека) отличительных знаков. Ведение боевых действий в гражданской одежде без использования отличительных знаков запрещается.

3. Запрещается убивать противника, который сдается в плен, данное правило также распространяется на сдающихся в плен партизан или шпионов. Последние получат справедливое наказание в судебном порядке.

4. Запрещаются издевательства и оскорбления военнопленных. Оружие, документы, записки и чертежи подлежат изъятию. Предметы остального имущества, принадлежащего военнопленным, неприкосновенны.

5. Запрещается ведение беспричинной стрельбы. Выстрелы не должны сопровождаться фактами самоуправства.

6. Красный крест является неприкосновенным. К раненому противнику необходимо относится гуманным образом. Запрещается воспрепятствование деятельности санитарного персонала и полевых священников.

7. Гражданское население неприкосновенно. Солдату запрещается заниматься грабежом или иными насильственными действиями. Исторические памятники, а также сооружения, служащие отправлению богослужений, здания, которые используются для культурных, научных и иных общественно-полезных целей, подлежат особой защите и уважению. Право давать рабочие и служебные поручения гражданскому населению, принадлежит представителям руководящего состава. Последние издают соответствующие приказы. Выполнение работ и служебных поручений должно происходить на возмездной, оплачиваемой основе.

8. Запрещается приступ (переход или перелет) нейтральной территории. Запрещается обстрел, а также ведение боевых действий на нейтральной территории.

9. Немецкий солдат, попавший в плен и находящийся на допросе, должен сообщить данные касательно своего имени и звания. Ни при каких обстоятельствах он не должен сообщать информацию относительно своей принадлежности к той или иной воинской части, а также данные, связанные с военными, политическими или экономическими отношениями, присущими немецкой стороне. Запрещается передача этих данных даже в том случае, если таковые будут истребоваться путем обещаний или угроз.

10. Нарушение настоящих наставлений, допускаемое при исполнении служебных обязанностей, карается наказанием. Донесению подлежат факты и сведения, свидетельствующие о нарушениях, которые допускаются со стороны противника в части соблюдения правил, закрепленных в пунктах 1-8 данных наставлений. Проведение мероприятий возмездного характера допускается исключительно в случае наличия прямого распоряжения, отданного высшим армейским руководством.

А что думают противники Германии (помимо Советского Союза) о поведении солдата Вермахта на войне?

Сэр Базиль Генри Лидделл Харт сам вошёл в историю как, пожалуй, самый известный и авторитетный английский военный историк и теоретик 20-ого века. Автор более 30 книг. Преподавал в Кембриджском университете. Его теории по стратегии и тактике во время войны оказали большое влияние на военных и государственных деятелей многих стран. Его книга "Вторая мировая война" считается официальной английской версией войны. В 1966 году королева Елизавета II посвятила его в рыцарское звание.

Сэр Базиль Генри Лидделл Харт. 1895-1970.

Во время Первой Мировой Войны участвовал в битве на Сомме, был отмечен за храбрость. В этом кровопролитном, позиционном сражении в 1916 году было убито и ранено более 1 000 000 человек. В последующие годы он размышлял о причинах столь высоких человеческих потерь. Во время Второй Мировой Войны он был военным обозревателем в различных английских газетах, а вскоре после войны он взял интервью у многих немецких генералов и опубликовал их в книгах «Другая сторона холма» и «Немецкие генералы рассказывают». Он также убедил семью фельдмаршала Эрвина Роммеля разрешить ему обработать его уцелевшие дневники и опубликовал их под названием «Записки Роммеля».

Признано, что его главн6ый вклад в военную теорию состоит из двух факторов и правил:

1. Прямая атака на противника, занявшего укреплённую позицию, практически никогда не даёт результата и применяться не должна.

2. Чтобы победить противника, его надо вывести из равновесия, что не может быть достигнуто основной атакой, однако должно быть сделано, чтобы основная атака увенчалась успехом.

Лидделл Харт писал:

«Глубочайшая правда войны состоит в том, что исход битвы решается в умах военачальников, а не в телах их воинов».

Тут видно, что он занимает диаметрально противоположную позицию советскому маршалу Жукову, который, своими повторными атаками на одном и том же участке фронта, забрасывал противника горам трупов.

В статье, озаглавленной «Кто развязал Вторую мировую войну?» историк и публицист российско-немецкого происхождения, Генрих Дауб, в частности, пишет:

«В своей книге Лидделл Харт высказываеся против коллективных обвинений Германии, справедливо судит о немецком солдате и обращает внимание на тот факт, что власти других стран также повинны в развязывании войны. <…>

В своих воспоминаниях о Второй мировой войне он писал: «Явилось полной неожиданностью войны, что немецкая армия в отношении человечности приобрела себе лучшую репутацию, чем в 1870 и 1914 гг.; следовало ожидать, что сочетание нацизма и пруссачества должно было бы испортить эту репутацию... Проезжая после войны по освобождённым странам всюду можно было услышать похвальные отзывы о немецком солдате, поведение же освободителей вызывало гораздо меньше восторга».

Нечто подобное он уже написал 25.09.1951 г. в «Таймс» (Лондон): «При посещении стран Западной Европы и опросе населения, находившегося под немецкой оккупацией, становится ясно, что ... немецкая армия вела себя очень корректно. В самом деле является тревожным тот факт, насколько ущербно выглядит поведение многих членов освободительной армии в сравнении с поведением немецких солдат. Никто в мире не соответствовал так своему высокому званию, как немецкие генералы Второй мировой войны».

Лидделл Харт высчитал, что наступление союзников вряд ли бы имело такой успех, «если бы наши войска не имели бы пятикратное превосходство в живой силе. К этому надо ещё добавить превосходство в воздухе, которое удваивает, а то и утраивает шансы сражающихся на земле подразделений».

Были даже случаи, когда немецкие войска, уступая в численности в 10 раз, успешно противостояли атакам союзников.

Лидделл Харт представил факторы виновности Гитлера в развязывании войны 1939 г., однако, в своей книге «История Второй мировой войны» отмечает: «Немецкая армия в 1939 г. была не готова к войне, которую генералы даже не ожидали, потому что они доверяли заверениям Гитлера».

После разгрома Франции в 1940 г. в руки немцев попали разработки планов союзников: «Из них было видно, что союзнические штабы за зиму разработали планы нападения на Германию. Они планировали ударить в спину Германии через Норвегию, Швецию и Финляндию; они хотели через Бельгию захватить Рурскую область; на ближневосточном фланге они планировали продвинуться через Грецию и Балканы и отрезать Германию от нефти, захватив русские нефтяные месторождения на Кавказе».

В „Picture Post“ от 03.09.1949 г. сэр Базиль Лидделл Харт подвёл итоги:

«Цель Нюрнбергского процесса заключалась в подтасовке фактов таким образом, чтобы свалить всю вину за войну и её последствия на агрессию Гитлера. Но это слишком простое объяснение и оно не соответствует фактам».

Конец цитаты.


РККА воевала не только против, тех, кого считала внешними врагами, но и против своего собственного народа. Вот маленький пример. В 1941 году немцы так быстро обошли и отрезали Таганрог, что на станции в товарных вагонах остались заключённые, подготовленные к эвакуации. Что делать? Не освобождать же. И не отдавать немцам. Подвезли цистерны с нефтью, полили вагоны, а потом подожгли. Все сгорели заживо.

В 2017 в Живом Журнале появилась статья, от человека по имени «Басманов» в которой описывается судьба российских солдат, которые попали в плен во второй раз – обратно в советский плен.

Советские солдаты под Сталинградом – на германской стороне.

В том же документе «Русская дивизия "Фон Штумфельд" под Сталинградом» в частности, говорится:

«Бескрайняя равнина уже несколько месяцев была покрыта снегом. На снежной пелене, от которой слепли глаза, тут и там виднелись черные пятна - или это были трупы солдат, или это были небольшие воронки, в которых под общим брезентом, прижавшись друг к другу, "держали оборону" солдаты 6-й армии вермахта в "крепости Сталинград". Вся "крепость" представляла собой небольшие окопы и воронки вдоль линии фронта. В каждую такую воронку часто помещались целые "батальоны", состоявшие из десятка солдат.

Уже в сентябре 1942 года, когда первое немецкое наступление на город Сталина, начавшееся в районе вокзала и Мамаева Кургана, было остановлено железной волей советских солдат, в политотделы и отделы НКВД армий под Сталинградом стали поступать сообщения с фронта о том, что против них нередко сражаются "бывшие советские военнослужащие". "Боевой дух русской армии никуда не годится" - писал домой офицер 79-й пехотной дивизии. За время битвы около 13500 солдат и офицеров было расстреляно за "предательство"! Этого числа хватило бы на формирование новой дивизии, которые были так необходимы Советам. "В горящем городе мы не можем позволить себе гауптвахту", - говорил Чуйков, но тем самым он толкал своих солдат в руки немцев.

По данным Рутгера Оверманса, который работал с документами Вермахта, в окружение попало 195 000 немцев, 50 000 русских (вероятно, сюда включены и русские, и украинцы, и казаки и т.д.), 5 000 румын. Манфред Керинг пишет о 23 2000 немцах, 52 000 русских перебежчиков, 10 000 румын. Данные несколько расходятся, но из них видно, что в немецкой армии было много перебежчиков. Многие из них были "Hiwi", но некоторые служили и в строю (в конце битвы некоторые немецкие дивизии были фактически "русскими"). Известно, что во время операции "Кольцо" (уничтожение 6-й армии) на самых опасных участках фронта прикрывали отход немецкие штурмовые батальоны и батальоны, которые состояли в основном из русских (часто из казаков). Часто перебежчиков просто "вклинивали" в немецкие части, но была ли отдельная "русская" единица?

Что руководило этими людьми? Кто-то шел по политическим мотивам, кто-то просто был трусом, но все они оказались в одном положении, когда разъяренные советские солдаты, заметив какую-либо неточность в форме "немецкого солдата", расстреливали предателей на месте».

Подробное описание состава дивизии "Фон Штумпфельд" помещено в разделе «Документы» в конце данного труда.

Подводя некоторые итоги: среди германских полководцев, были люди, которые прекрасно отдавали себе отчет об идиотизме гитлеровской «Остполитик», о бредовых фантазиях нацистских «идеологов» и пропагандистов типа Гэббельса и Гиммлера, насчёт превосходства германской арийской расы над всеми остальными и о чудовищном антисемитизме, в результате которого произошёл геноцид. Они предвидели, что такая политика может привести к катастрофе. Среди таких, например, был - сухой аналитик, Начальник Генерального Штаба Вермахта Франц Гальдер. После неудавшегося путча в 1944 г, он был арестован 23 июля, но не был казнён, а заключен в концлагер Дахау, так как гестаповцы не смогли найти прямых доказательств его причастности к путчу. Думаю, что их коллеги по профессии с советской стороны с ним бы так не церемонились. Франц Гальдер потом предстал перед Нюрнбергским судом в качестве свидетеля. Он автор труда, который вы можете скачать с Интернета «Военный дневник» (в 3-х томах), который содержит огромный фактический материал о действиях и планах Вермахта во время войны. Подобным мнениям придерживался и фельдмаршал Эрих фон Манштейн на восточном фронте автор книги “Verlorene Siege” – «Потерянные победы». Само название книги о многом говорит.

Есть мнение - что германская армия легко победила бы советскую тиранию, если бы немцы понимали с самого начала то, что начали понимать под самый конец, а именно, если бы Гитлер провозгласил бы целью Операции Барбаросса - освобождение России от большевизма. Тогда, можно предположить, что Вермахт и все русские соединения, воевавшие рядом, прошли бы без особого труда и при желании даже до Владивостока и Русская Освободительная Армия вошла бы в историю именно как освободительной. Но ни то, ни другое не входило в немецкие планы.

В 2018 году, власти Российской Федерации продлили режим засекреченности данных о «Великой Отечественной войне» до 2040 года.

Вот вам и вся «Великая Победа».


Volkonsky


Моя страница в Facebook