ГЛАВА 3

Холодная война

«Маршал, Вы, должно быть, довольны тем, что дошли до Берлина?».
Президент США Трумэн
«Да, но ведь царь Александр дошел до Парижа»
Маршал СССР Сталин
(Из разговора двух лидеров на Потсдамской конференции, июль 1945 г).

Автор этого Эпилога вырос на Западе, и многое, о чем он пишет, основано на западных источниках, которые были ему доступны еще с детства. Многие российские читатели, интересующиеся историей мира и своей родины, ничего сенсационного в этом небольшом труде не найдут. Многое за последнее время стало известно. Но будут и такие, которые натолкнутся на новую для них информацию, новые, непривычные для них взгляды и идеи, которые их могут огорчить или удивить. Это понятно - ведь долгие годы вся правда о Великой Отечественной Войне - вернее, о Второй Мировой Войне, просто не была доступна населению Советского Союза. Зато были доступны мемуары нескольких советских полководцев, Большая Советская Энциклопедия, которая везде стояла на полках, и та "правда", которая печаталась в газете "Правда". А глотать горькие пилюли о том, что действительно произошло, далеко не каждому по вкусу, даже запивая пол-литром водки.

«Дети Холодной войны» - так можно назвать поколение, к которому я и многие читатели этой книги принадлежат. И выросли мы все по-разному. А теперь во второй декаде XXI-го века, после Холодной войны, мы находимся в состоянии можно сказать "Холодного мира".

В эпохе Холодной войны, постоянно, то тут, то там вспыхивали местные пожары, грозящие охватить весь мир. Эйнштейн предупреждал, что если будет ядерная война, то следующая «будет вестись камнями». И на краю пропасти нового каменного века человечество неоднократно шаталось.

Холодная война тоже была «мировой» в том смысле, что она охватила все пять континентов. Два главных игрока, два гиганта в этой смертельно опасной игре в «покер» глобальных масштабов были СССР со своими союзниками на «Востоке» с одной стороны и США со своими союзниками на «Западе» с другой.

Условия, разработанные между собой лидерами великих держав антифашистской коалиции еще во время Второй мировой войны на конференциях в Тегеране (ноябрь 1943), Ялте (февраль 1945) и Потсдаме (июль 1945), сделали Холодную войну неизбежной. Точно также условия Версальского мира в 1919 году после окончания Первой мировой войны сделал неизбежной и Вторую. В любом случае и при любом правительстве Германия должна была пойти на реванш и на новую войну. Главнокомандующий французскими вооруженными силами во время Первой мировой войны маршал Фош отметил: «Это не мир, а перемирие на двадцать лет». Он попал прямо в точку. Ровно через двадцать лет началась новая война.

После Первой мировой войны перемирие все-таки было - на двадцать лет - а после Второй - практически никакого. Бывшие союзники почти сразу заняли уже заранее подготовленные враждебные позиции.

Еще не успел стихнуть гром войны, как те и другие «союзники» стали охотиться на немецких ученых, особенно в области ракетной технологии и ядерной физики. Эти люди оказались «нарасхват» в буквальном смысле слова. А на то, что у некоторых из них было нацистское «прошлое», обе стороны смотрели сквозь пальцы. Офицер СС (штурмбанфюрер) Вернер фон Браун, разработчик дальнобойных ракет Фау-2, использовал рабский труд для их производства. При этом погибло примерно 5000 человек, больше, чем число погибших от этих ракет при их боевом использовании. Почти сразу после войны вместе с ближайшими сотрудниками он угодил на полигон в пустынную часть американского штата Техас. Многие из тех, кто попал в советские руки, угодили на островок на озере Селигер - места тоже довольно удаленные, но где им, как и в Техасе, были созданы весьма комфортабельные условия.

Вернер фон Браун (в штатском) 1912 – 1977. Один из основоположников современного ракетостроения, создатель первых баллистических ракет.

В 2017 г. в российских СМИ появилась статья автора Лель Эфлеона об одном из выдающихся физиков Третьего Рейха - штандартенфюрере СС, бароне Манфреде фон Арденне. Это был советский фон Браун. Насколько в данной статье содержатся только сухие исторические фаты, и насколько в ней есть беллетристика, мне трудно судить. Тем не менее, статья заслуживает внимание и имеет право быть выслушанной. Привожу несколько выдержек из этой большой статьи.

Барон Манфред фон Арденне. 1907 – 1997. Любимый физик Гитлера, лауреат двух Сталинских премий 1947 и 1953ц годов и создатель первой советской атомной бомбы.

«Талантливый физик. Автор 600 патентов. Один из пионеров телевидения. <…> Наши источники хранят полное молчание - ну нет в мире этого человека. На самом деле это именно Арденне, а не Курчатов, сделал Сталину атомную бомбу и фактически подарил нам роль великой державы. <…>. Фон Арденне был любимым физиком фюрера. У него была своя частная лаборатория под Берлином, которую щедро финансировало министерство почт под немецкий «Уран-проект» (Kernwaffenprojekt) 1938-1945гг. Именно Манфред фон Арденне разработал метод газо-диффузионной очистки изотопов урана (гексафторид, или шестифтористый уран, оказывается, газ) и разделения изотопов урана 235 в центрифуге. <…>

Его лабораторию охранял полк СС. <…>

Подтянутый господин барон едет в Москву с фрау Арденне, захватив великолепный рояль, эсесовскую парадную форму и картину в полный рост маслом от личного художника фюрера, где тот ему вручает дубовые листья к Рыцарскому Кресту. <…>

Он едет не один - свыше 200 виднейших физиков, радиоинженеров, ракетчиков едут с ним. Это Нобелевский лауреат, создатель ракеты Фау-3 Густав Герц, профессор, Вернер Цулиус, Гюнтер Вирт, Николаус Риль, Карл Циммер, доктор Роберт Доппель, Петер Тиссен, Профессор Хайнц Позе - несколько сотен лучших умов Германии едут в Москву, туда, где была расстреляна и сгноена в лагерях профессура русских университетов, и где срок давали просто за дворянство.

Вместе с фон Арденне эшелонами едет самое лучшее и свежее оборудование берлинского Кайзеровского института и собственного института ф. Арденне - Берлине-Лихтерфельде-Ост. Едут даже немецкие электротрансформаторы - один из таких до сих пор без ремонта работает под г. Голицино М.О. Едет документация и реактивы, запасы пленки и бумага для самописцев, фоторегистраторов, проволочные магнитофоны для телеметрии и оптика… То, что Сталинская Россия вообще не выпускала, а некоторые позиции не может по качеству освоить и до сих пор. <…>

В Москве быстренько строится концлагерь на Октябрьском поле. Вполне комфортный - герр ф. Арденне живет в двухэтажном особняке. <…> Теперь там Курчатовский институт, но правильнее было был назвать его именем Арденне. Немцы привезли также отработанные схемы промышленного атомного реактора и реактора-размножителя. Ведь именно они пионеры в атомной области, на о. Рюген Балтийского моря была взорвана первая испытательная мини-бомба, в Померании - вторая. При испытаниях погибли около 700 советских военнопленных («подопытные кролики»). Мощность - около 5 килотонн. <…>

Сейчас понятна та наглость, с которой Сталин вел себя в 45г. на Потсдамской конференции - он знал, что немецкая бомба и немецкий уран уже у него в руках. Более того, теперь стало ясно, что японцы получали от немцев уран в обитых золотом ящиках, перевозимых на подводной лодке, имеются данные о проведении ими экспериментального взрыва у берегов Кореи. Последняя лодка весной 45г. всплыла и сдалась американскому эсминцу. Вот почему США ответили Хиросимой и Нагасаки, а не для запугивания Сталина. Этого маньяка уже поздно было запугивать, Арденне уже работал в Москве. Зайдите на сайт энциклопедии.

И помяните в церкви молоденьких советских дурачков 40-х годов, которые в хлопчатых белых халатах брали голыми руками радиоактивные изотопы, которые ведрами выливали радиоактивные отходы в ближайшую речку и мало кто из них дожил не то, что до пенсии - до 30-40 лет. Было положено целое поколение молодых и талантливых, доверчивых, но просто глупых, которые проектировали дозиметры для других, но сами работали без дозиметров. Их вдовы и дети помнят о них.

Я помню своего отца. Кочнева Анатолия Тимофеевича, 1926 г.р. Двадцать лет в атомной промышленности. И медленная нищая смерть от лучевой болезни. Вечная им память….

И спасибо герру штандартенфюреру за атомную промышленность СССР, которую якобы создал Сталин. Правдивее сказать, ее нам подарили немцы!»

Автор: Лель Ефлеон.


Везде, как только стихнул гром войны, казалось, победоносным шагом шел вперед международный коммунизм. В Европе он укреплял свои позиции в только что завоеванных странах - Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Венгрии, Югославии, Чехословакии, Болгарии, Румынии и в восточных частях Германии и Австрии. То есть в «освобожденных» странах, смотря с какой точки зрения смотреть. Что они были освобождены от нацизма - это бесспорно. За это и сами немцы в своей стране благодарны. Однако эстонцам, полякам, чехам, словакам, румынам, болгарам, венграм, тем же немцам и другим обывателям тех стран, где в течение нескольких десятилетий потом простояла РККА, и главная задача, которой заключалась (как показали дальнейшие события) в подавлении очередных народных восстаний, ближе к сердцу термин «оккупация».

А сегодня во всех этих странах, почти все памятники павшим красноармейцам снесены. Как ни парадоксально. После падения Берлинской стены городские власти уже объединенного города под флагом ФРГ заново отреставрировали памятник советским воинам в Трептов-парке, который восточногерманские партайгеноссе ГДР оставили в безобразном состоянии. А на Западной Украине, где люто ненавидят «москалей», воздвигают памятники Степану Бандере. Что тоже понятно.

Памятник Стапану Бандере, воздвигнутый в 2019 году.

Как ни парадоксально, после падения Берлинской стены городские власти уже объединенного города под флагом ФРГ заново отреставрировали памятник советским воинам в Трептов-парке…

Все эти споры и страсти вокруг памятников - отголоски горячей и холодной войны как последние раскаты грома уходящей в прошлое бури.

Холодную войну «объявил» Уинстон Черчилль, но сделал он это уже после того, как она де-факто началась.

Весной 1946 года Черчилль прибыл в США в гости к президенту Трумэну с частным визитом. Находясь уже в Америке, Черчилль тут же принял приглашение выступить с речью в маленьком университетском городке Фултон, штат Миссури. Черчилль произнес речь, вошедшую в историю под названием «Фултоновская речь». Всему миру запомнились слова:

«От Щецина на Балтийском море до Триеста на Адриатическом, над европейским континентом опустился железный занавес <…> Во многих странах мира далеко от российских границ, установлены коммунистические пятые колонны, которые работают в полном единстве и в полном подчинении приказам от коммунистического центра. <…> Компартии и пятые колонны составляют вызов и растущую угрозу христианской цивилизации»…

Черчилль в Фултоне, США. 1946 г.

Для миллионов европейцев эти слова никакой новости не представляли, а были горьким подтверждением действительности, приведшей к гибели или бегству десятков миллионов людей на запад. Но Черчилль со своим прежним союзником Сталиным, наряду со своим американским товарищем Рузвельтом (на Тегеранской конференции Черчилль подарил Сталину старинный меч крестоносца) сам помог сковать этот «железный занавес». Однако, для большинства англичан и американцев эта речь в Фультоне была откровением и шоком.

Кстати, Черчилль был не первым, кто применил термин «Железный занавес». Тридцатью годами раньше в 1918 году русский мыслитель В.В. Розанов (умерший от голода при советской власти) писал: «С лязгом, скрипом, визгом опускается над Русскою Историею железный занавес».

Из фултоновской речи возникал вопрос: «А зачем же мы тогда воевали?»

И сам Черчилль использовал слова «Железный занавес» не впервые. В августе 1945 года, спустя лишь три месяца после окончания войны в Европе, выступая в Британском парламенте, он сказал: «Об огромном количестве людей нет никакой информации. Куда они делись, какова их судьба? <…> Не исключена возможность, что за железным занавесом, рассекающим Европу на две части, разыгрывается трагедия огромного масштаба…» Трудно сказать, знал ли он на самом деле, или не знал, обо всём что происходило тогда в Европе. Но вряд ли он не мог знать о трагедии «огромного масштаба», сценарий которой «Большая тройка» написала на своих встречах в Ялте и Потсдаме.

На центральную Европу хлынула многомиллионная лавина беженцев и «перемещенных лиц» с востока на запад. Все они бежали перед наступающей Красной Армии, на башнях танков которой было написано «На Берлин!» В этой лавине оказалась и наша семья. И спаслись мы, если всё вспомнить, чудом.

В Германии одних насильственно перемещенных немцев из восточных районов страны на запад было 12 миллионов человек. Никто еще не подсчитал, сколько погибло в пути.

Немецкий историк Иоахим Хоффман приводит такие данные:

Иоахим Хоффман. 1930 - 2002.

«По самым минимальным оценкам нынешних исследований ФРГ, зимой 1944 и весной 1945 года советские солдаты и офицеры убили на оккупированной ими территории (обычно с изнасилованием женщин и детей, с пытками) 120.000 гражданского населения (это не погибшие в ходе боевых действий!). Еще 200.000 ни в чем не виновных гражданских лиц погибли в советских лагерях, более 250.000 умерли в ходе начавшейся с 3 февраля 1945 г. депортации в советское трудовое рабство. Плюс бесконечно многие умерли от оккупационной политики «блокады - как мести за блокаду Ленинграда» (в одном Кенигсберге умерло от голода и нечеловеческих условий «искусственной блокады» при оккупации за полгода 90.000 человек)».

Федеральное статистическое управление в 1958 году определило общее число погибших изгнанных немцев цифрой 2.225.000.

Министерство внутренних дел в 1982 году заявило, что «число немцев, погибших в процессе бегства и изгнания, находится между 2 и 2,5 миллиона». В 1995 году церковная служба поиска пришла к такому же результату.

Отрывок из книги Иоахима Гофмана «Сталинская война на уничтожение» (М., АСТ, 2006. Стр. 321-347).

Зима 1945 года была исключительно суровой. Бывало, что из железнодорожных вагонов, прибывавших в Берлин, разгружали трупы замерзших людей.

По мере того как Красная Армия «освобождала» странны Восточной Европы везде она шла вперед с огнём и мечем и сеела смерть. И не толькоь на поле боя. Призыв советского писателья Ильи Эренбурга «Будем убивать. Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал» известен всем.

«Бегство». Обложка журнала «Шпигель» Выжившие немецкие беженцы из «марша смерти» из Лодзи. Из польского города выселяли всех жителей-этнических немцев. Из группы в 150 человек до Берлина дошли десять. Берлин. 14.12.1945 г.

Ниже привожу выдержку из книги британского историка сэра Макса Гастингса «Армагеддон: битва за Германию, 1944-1945» (Sir Max Hastings “Armageddon: The Battle For Germany 1944-1945”).

Sir Max Hastings

Но перед тем - краткая об авторе справка: Отец Макса - Макдоналд Гастингс (1909 - 1982) был известным на всю страну военным корреспондентом. Мать была редактором журнала Harper’s Bazaar. Макс окончил школу Чартерхаус и поступил в Оксфорд, который бросил через год. Работал журналистом в более чем 60 странах и 11 военных конфликтах. Десять лет был главным редактором The Daily Telegraph - «Дейли Телеграф». В 2002 году был посвящён в рыцари королевства. Итак:

«Первое вторжение русских в восточные районы Германии произошло в октябре 1944 г., когда части Красной Армии захватили несколько приграничных деревень. Через пять дней они были выбиты оттуда, и перед глазами гитлеровских солдат предстала неописуемая картина.

Едва ли хоть один гражданский избежал смерти от рук русских солдат. Женщин распинали на дверях сараев и перевернутых телегах, или, изнасиловав, давили гусеницами танков. Их детей тоже зверски убили. Сорок французских военнопленных, работавших на окрестных хуторах, предполагаемые освободители расстреляли. Та же судьба постигла и признанных немецких коммунистов. Действия красноармейцев не были проявлением бессмысленной жестокости - это был методичный садизм.

Во дворе фермы стояла телега, к которой, в позе распятых, были прибиты гвоздями за руки еще несколько голых женщин, - докладывал немецкий фольксштурмовец Карл Потрек (Karl Potrek). - Возле большого постоялого двора находится сарай; к каждой из двух его дверей была в позе распятой прибита гвоздями голая женщина. В жилых домах мы обнаружили в общей сложности 72 женщин и девочек, а также одного мужчину 74 лет - все они были убиты зверским образом; лишь у нескольких в голове обнаружены пулевые отверстия. Некоторым младенцам размозжили головы».

Германия. «На Берлин!». 1945 г.

Даже у самих русских эти зверства впоследствии вызывали неловкость. Авторы подготовленной Москвой официальной истории так называемой «Великой Отечественной войны», обычно весьма сдержанные в подобных вопросах, признают: «Не все советские солдаты правильно понимали, как им следует вести себя в Германии. В первые дни боев в Восточной Пруссии имели место отдельные нарушения норм правильного поведения».

На самом же деле то, что случилось в ходе этих первых атак, было лишь предвестником варварского поведения Красной Армии в страшные месяцы ее стремительного продвижения вглубь Третьего Рейха. Более 100 миллионов человек, находившихся в пределах гитлеровской Германии, оказались в темном лабиринте, где их ждали ужасы, намного превосходившие все, что пришлось испытать западным странам в годы второй мировой войны.

Большинство сдавшихся немцев так и не увидели лагерей для военнопленных. «Мы убивали пленных просто вот так, - говорит капитан Василий Крылов, и щелкает пальцами. - Если солдатам приказывали доставить пленных в тыл, чаще всего их «убивали при попытке к бегству»».

Витольд Кубашевский вспоминает, как невыносимо было для него расстреливать пленных, и как он старался не смотреть обреченным людям в глаза. Но, как и все, он стрелял, выполняя приказ. «На войне одно правило - ты идешь в бой, видишь врага, и враг для тебя - не человек, - вспоминает сержант Николай Тимошенко. - Подняв руки, ты не спасешься».

Сталинским солдатам рекомендовали вести «реестры возмездия», записывая данные о немецких зверствах, и фиксируя личный вклад в «сведение счетов» с врагом. Политруки в тех же целях проводили «митинги возмездия». Когда эта жаждущая отмщения орда вошла в Германию, она представляла собой грозное зрелище. Сталина совершенно не волновало, сколько людей погибнет, обеспечивая ему победу, и успешные атаки его пехоты и танков основывались скорее на самопожертвовании солдат, чем на хитроумной тактике или предусмотрительности.

Даже сегодня многие россияне - да и само правительство - отказываются признать подлинный размах жестокостей, которые творила Красная Армия на пути к Берлину. Однако в 1945 г. командование Красной Армии, несомненно, считало, что ее бойцы способны вести себя на германской земле как дикари.

Сильнее всего пострадала Восточная Пруссия - на ее обширных холмистых равнинах раскинулись поместья многих германских аристократов. В первые годы войны это было тихое захолустье, жившее почти как в мирные времена. Теперь она превратилась в кромешный ад».

В качестве комментария к этому описанию сэра Макса Гейстингса, англичанина, страна которого тоже воевала против Германии, хочу привести его слова:

Даже у самих русских эти зверства впоследствии вызывали неловкость. Авторы подготовленной Москвой официальной истории так называемой «Великой Отечественной войны», обычно весьма сдержанные в подобных вопросах, признают: «Не все советские солдаты правильно понимали, как им следует вести себя в Германии. В первые дни боев в Восточной Пруссии имели место отдельные нарушения норм правильного поведения».

«…имели место отдельные нарушения правильного поведения».

Неужели?


Перемещение людей под видом «репатриации» шло и в обратную сторону. Западные союзники насильственно выдали советским властям более 3 миллионов бывших советских граждан, как военных, так и гражданских лиц. Их судьба всем известна.

Интересный вопрос: почему в те времена перед наступающей армией западных союзников практически никто не бежал с запада на восток? А все во всех странах Европы бежали на запад? Солженицын отмечает такой случай: одна русская семья из глубинки страны добралась до Парижа - на телеге, на волах!

Из покон веков мародёрство в завоеванных армиями странах было обычное дело.
Даже крестоносцы разорили Константинополь в 1204 году.

История хорошо помнит о нашествиях Чингис Хана и Батыя.

В более современные времена солдаты армии Наполеона тоже не без греха. Но вряд ли цивилизованный мир со времён татаро-монгольского нашествия испытывали что-либо подобное нашествию Красной Армии. Мародёрство её солдатами и офицерами не считалось преступлением, а наоборот, было принято и официально узаконено. Красная Армия оставила свой след навсегда. И неудивительно, что по всей Восточной Европе, где эта армия оставили себе памятники, эти памятники снимают.

Так было не всегда. Хочу совершить маленький экскурс в историю - русскую, не советскую историю - и привести два примера того, как вели себя, как правило, русские войска в завоёванных странах Европы во время наполеоновских войн. Оба примера взяты, можно сказать, из семейной хроники участников этих войн.

Князь Репнин-Волконский

«Королевство Саксония воевало на стороне Наполеона. Однако почти 6 тысяч саксонцев перешли на сторону союзников в самом разгаре битвы под Лейпцигом. После своего поражения Саксонский король Фридрих-Август, оказался в плену и был отправлен в Берлин. От имени трех союзных держав Репнин-Волконский был назначен генерал-губернатором, то есть вице-королем Саксонского королевства, а также командующим русскими войсками в Саксонии. Имея неограниченные полномочия в управлении, он вступил в Дрезден 30 октября 1813. Край был совершенно разрушен войной и находился в отчаянном положении. Города и деревни сожжены, армия и гражданская администрация перестали практически существовать, государственная казна - пуста, 50000 раненых и больных, много сирот и бездомных, в стране свирепствовал тиф. Князю Репнину предстояло не только исцелить все раны войны в чужой стране, но и установить порядок, наладить быт и снова организовать армию.
Среди срочно принятых Репниным-Волконским мер было создание особой вспомогательной и восстановительной комиссии (Hilfs und Wiederstellung Kommission). "Эта Комиссия раздавала нуждающимся бесплатно или на льготных условиях хлеб для прокормления и обсеменения полей, рабочий и племенной скот, лес на постройку и т. д. Кроме того, были отменены пошлины на ввозимый в королевство хлеб, скот и водку - для удешевления этих предметов потребления; были также сложены многие подати или взимались с большими льготами; было устроено призрение вдов, сирот и инвалидов, в чем очень содействовала Репнину его супруга".

Дрезден постепенно приводился в порядок. Отстраивались разрушенные дома, административные здания и мосты, взорванные Наполеоном. Вместе с тем, Репнин-Волконский сделал все возможное для преобразований в социальной сфере, реформировал судебную систему, администрацию и полицейское управление. Он также преобразовал и расширил разные академии королевства: художеств, инженерную, артиллерийскую, лесную, горную, медико-хирургическую. Он учредил новые клиники и больницы.

Не забыта была и военная сторона. Саксония уже в январе 1814 г., то есть через три месяца после прибытия Репнина-Волконского на свой пост, выставила в действующую армию 6000 человек, а затем в феврале и марте еще 12000. Ведь война против Наполеона продолжалась.

Личные качества и характер иностранного князя скоро принесли ему популярность у жителей Саксонии. Он был внимателен ко всем просителям от мала до велика. Он проявил большой такт в отношении королевской семьи, не поселившись в королевском дворце, где продолжали жить родственницы короля, но занял флигель в Брюльском дворце, не пользовался ни королевским погребом, ни королевской ложей в оперном театре. Он имел слабость к представительству, что ему обошлось очень дорого. Он торжественно принимал короля датского. Великая Княгиня Екатерина Павловна приехала к Репнину в гости на три дня, но решила остаться на три недели. Репнин устроил в ее честь великолепный фейерверк на Эльбе. На представительство князь Репнин в течение одного года потратил своих денег до миллиона рублей. На его содержание в Саксонии в течение года он получил от казны 12000 руб. По условиям Парижского мира 1814 г. Саксония временно перешла под прусское управление. Прусский король прислал ему орден Черного Орла и сто тысяч талеров. Проводы Репнина из Дрездена были торжественными и сердечными. В прощальной речи он сказал: "Вас ожидает счастливое будущее. Саксония остается Саксонией; её пределы будут ненарушимы. Либеральная конституция обеспечит ваше политическое существование и благоденствие каждого! Саксонцы! Вспоминайте иногда того, который в течение года составлял одно целое с вами».

Вспоминают.

И тут позвольте автору внести персональную ноту.

В самом начале нынешнего столетия мне вместе с супругой довелось прожить два с половиной года в Дрездене. Не раз мы гуляли по большому и красивому парку в центре города "Grosser Garten" (Большой Парк). На входе в парк стоит мемориальная плита, на которой выгравировано, что в 1814 году этот парк: "Unter Generalgouvernement des russischen Fuersten REPNIN-WOLKONSKI wird der Garten fuer die Oefentlichkeit zugaenglich".". (Во время генерал-губернаторства русского князя Репнина-Волконского парк был открыт для широкой публики)».

Гроссе Гартен. Литография 18-го века.

По возвращении в Петербург в 1816 г. Репнин-Волконский был назначен генерал-губернатором Малороссии, т.е. Украины. Он переехал в Полтаву - центр Малороссийского генерал-губернаторства и прослужил на этой должности почти 20 лет.

Хотя они носили другой характер, трудностей в Малороссии было не меньше чем в Саксонии. И здесь для местного населения он сделал много хорошего. Есть мнение, что Репнин был прототипом князя-благодетеля губернии в "Мёртвых душах" Н. В. Гоголя. (Том II). Гоголь бывал в гостях у Репнина в Яготине. Умер князь в 1835 году. Как пишет Русский биографический словарь: "Несмотря на страшную стужу и метель, все окрестные крестьяне, от мала до велика, провожали его тело до отдаленного от Яготина монастыря; погребальная процессия походила на триумфальное шествие».

Да, не то, что сегодня. Это старая Россия. С тех пор почти три четверти века Россия находилась под оккупацией Советского Союза, навязанного ей по международному заговору извне. Но тоже и по своей собственной вине. С тех пор на Украине, на Поволжье и в других местах в тридцатых годах двадцатого столетия прошёл Голодомор.

Дионис Леонидович Каптарь, известный журналист, публицист, телеведущий, писатель, автор книг "Власть, элита, народ. Подсознание и управляемая демократия" и "Как оболгали великую историю нашей страны" (под псевдонимом Дмитрий Зыкин приходит к такому выводу: «Голод в СССР - не единократная беда, это политика, как террор, как воинствующий атеизм. Голод поражал разные области некогда богатейшей страны каждый год и был частью продуманной системы геноцида».

В интернете появился блог от имени Романа Вольнодумова следующего содержания:

«Важно помнить, что Голодомор был не только в Украине и Казахстане, но и в России: на юге, в Поволжье и в южной Сибири. Русские являются точно такими же жертвами организованного советской властью чудовищного геноцида, вполне сравнимого по масштабам с Холокостом, что и украинцы с казахами. Однако украинцы помнят и чтут своих жертв и презирают красных советских выродков, которые их убивали. А молчаливое равнодушие большей части российского общества по этому поводу свидетельствует об отбитой генетической памяти, незнании собственной истории и чудовищном сбое в русском национальном сознании.

«Те уроды, которые отрицают Голодомор и оправдывают большевистских ублюдков плюют на миллионы могил не только украинцев, но и русских...»

Сегодня Украина напоминает всему миру о Голодоморе. А Кремль предпочитает об этом молчать. И лишь по одной этой причине он вызывает к себе ненависть и презрение. И не только со стороны украинцев.

Российская Федерация, ведёт скрытую (а порами и открытую) войну против Украины на территориях Донецкой и Луганской, так называемых, республик. Её бойцы получили кличку «ихтамнетовцы». Москва скрывает число погибших и когда на родину прибывают цинковые гробы, берёт у родственников расписку о неразглашении.

Народ безмолвствует.

Тем не мене, осенью 2018 г. СМИ опубликовали новый список погибших добровольцев и наёмников на Украине и в Сирии (где Москва тоже ведёт гибридную войну). В список вошло 4569 имён.

И о другом русском военачальнике, в другой стране, с которой Россия в своё время воевала. В самой Франции.

Сражение под Реймсом 1814 года можно считать "лебединой песней" гениального полководца. Свое окончательное поражение Наполеон потерпит 18 июня 1815 года под Ватерлоо.

Как раз в марте 1814 года, когда Реймс находился в руках русских и прусских войск под командованием русского генерала-лейтенанта французского происхождения графа Эммануила де Сен-При (Emmanuel de Saint Priest), князь Сергей Александрович Волконский был назначен комендантом Реймса. Это совпало с боями за город.

В письме от 14 марта 1814 года Наполеон писал своему брату Жозефу: "Вчера я прибыл в Реймс, который был оккупирован генералом Сен-При тремя русскими дивизиями и одной новой - прусской. Я захватил город, взяв двадцать пушек, много багажа, и 5000 пленных. Генерал Сен-При смертельно ранен".

Памятник павшим в этом бою русским офицерам стоит и по сей день на северном кладбище города Реймса.

Но победа союзных войск над наполеоновскими была лишь вопросом времени. 31 марта 1814 года пал Париж, и 6 апреля Наполеон отрекся от своего императорского престола. Реймс заново заняли русские войска, и князь Сергей Волконский приступил к своим обязанностям коменданта города, которые он исполнял почти год.

По словам местного свидетеля (М. Geruzez, "Description de Reims"), в этой должности князь Волконский проявлял внимание к нуждам горожан. Он не допустил пруссаков до реквизиции, которую они незаконно хотели произвести в городе, а в другом источнике говорится: "C'est le gouverneur militaire Serge Volkonsky qui dirige la place, payant de sa poche les dеgradations occasionnes par ses troupes en ville." "Военный губернатор Сергей Волконский управляет местом, расплачиваясь из своего собственного кармана за ущерб, причиненный своими войсками в городе".

Городское управление в благодарность за оказанные услуги, поднесло ему ларец, украшенный бриллиантами, с гербом города Реймса и надписью: "Au Prince Wolkonsky, la ville recоnnaissante". "Князю Волконскому от благодарного города".

Покидая Реймс, на элегантном французском языке князь написал мэру следующее письмо: "Господин мэр, сегодня заканчиваются мои обязательства; господин полковник де Мелен от имени французского правительства принимает на себя командование городом. Будьте любезны, господин барон, оповестить об этом все управление и все население города. Пожалуйста, примите мою искреннейшую благодарность жителям города за их хорошее отношение к союзным войскам и в особенности ко мне. Воспоминания о проведенном мною времени в Реймсе будут всегда приятными, и я никогда не перестану желать городу счастья. Примите, господин, выражение совершеннейшей благонамеренности от Вашего покорнейшего слуги".

Впрочем, управление князя Сергея Александровича Волконского в Реймсе почти совпало по времени с губернаторством в Дрездене и Саксонии князя Николая Репнина-Волконского. В обоих местах они оставили о себе добрую и вечную память. И в обоих местах они несли немалые расходы, связанные с управлением города "из своего собственного кармана".

Тоже помнят. Недавно, во Франции вышла книга профессора Сорбонского университета, Мартин Берто, в которой подробно описывается управление древним французским городом русским князем. Там его портрет, сделанный французским художником, висит и по сей день.

Обложкеа книги проф. Мартин Берто.

Другие времена. Другие люди. Другой мир.

Убитый.

Планомерно.


С приходом к власти президента Трумэна американская внешняя политика взяла новый курс. В первую очередь новый президент очистил Белый Дом от целого штата рузвельтовских симпатизёров сталинскому режиму. Рузвельт считал, что Сталин был нецивилизован и грубоват, но, как он утверждал, его можно было «смягчить», и сам, как история показала, угождал ему, где и как только мог.

Покинуть Белый Дом пришлось и вдове Рузвельта - Элеоноре. В своё время, как хозяйка, она впадала в бешенство и истерику, металась из одной комнаты в другую, если кто-нибудь пытался, хотя бы пикнуть антисоветское слово. По этому поводу жалуются в своих мемуарах американские дипломаты. А тогда Сталин, усмехаясь в свои усы, произнёс свою крылатую фразу, «полезные идиоты».

Может, симпатии питаемые четой Рузвельт можно объяснить и тем, что оба они принадлежали к довоенному поколению, а 1920-1930 годы были «золотым веком» в истории американо-советских отношений, из которого обе стороны имели огромную выгоду.

Трумэн всё изменил, и новый послевоенный курс американской политики нашел свое выражение в так называемой «Доктрине Трумэна».

В марте 1947 года британское правительство заявило, что оно не в состоянии далее оказывать военную и экономическую помощь Греции и Турции, на которых давил Советский Союз. Великобритания находилась практически в состоянии банкротства. «Англия выиграла войну, но проиграла мир», как стали тогда говорить сами англичане. 12-го марта 1947 года президент Трумэн выступил на экстренном заседании обеих палат Конгресса США (что бывает крайне редко) и обратился с просьбой о предоставлении 400 миллионов долларов Греции и Турции с целью предотвращения коммунистической угрозы. В Греции велась настоящая гражданская война, и большевики были близки к победе. Трумэн закончил свою речь словами:

«В данный момент мировой истории почти каждая нация должна сделать выбор между двумя альтернативными образами жизни <…>

Один образ жизни основан на воле большинства и характеризуется <…> свободными выборами, гарантиями индивидуальной свободы, свободой слова и вероисповедания и свободой от политических репрессий. Второй образ жизни основан на воле меньшинства, насильственно навязанной большинству. Он зависит от террора и репрессий, контроля над органами печати и радио, фальсификации выборов и подавлении личных свобод. Я считаю, что политика Соединенных Штатов должна состоять в оказании поддержки тем свободным народам, которые оказывают сопротивление вооруженным меньшинствам, пытающихся их поработить…».

В этих словах - суть «Доктрины Трумэна». Ей было суждено определить американскую внешнюю политику на последующие четыре с половиной десятилетия - вплоть до саморазвала Советского Союза.

Ретроспективно, слова Трумэна и его доктрина звучат благородно. Однако, Трумэн, как и Сталин, был прагматиком и не всегда руководствовался благородными рыцарскими соображениями. Вряд ли именно такие соображения заставили его прискакать на «белом коне» на помощь послевоенной Европе. В июне 1941 г, когда Германия напала на Советский Союз, сенатор Трумэн хладнокровно заявил: «Если будут побеждать немцы, стоит помогать русским. Если верх будут брать русские, надо помогать немцам, и пусть они убивают друг друга как можно больше».

9 июля 1959 г. Конгресс США принял резолюцию о порабощённых нациях. В ней утверждалось, что с «1918 года империалистическая агрессивная политика русского коммунизма привела к созданию обширной империи, которая представляет зловещую угрозу для безопасности Соединённых Штатов и всех свободных народов мира». Резолюция требовала освобождения и возвращения независимости целому ряду стран и народов как существующих, так и мифических: Польше, Венгрии, Литве, Украине, Чехословакии, Латвии, Эстонии, Белоруссии, Румынии, Восточной Германии, Болгарии, Континентальному Китаю, Армении, Азербайджану, Грузии, Северной Кореи, Албании, Идель-Уралу, Тибету, Козакии, Туркестану, Северному Вьетнаму.

«Одно из двух: либо мы рассматриваем нашу страну как базу пролетарской революции<…>. Либо мы базой революции не считаем нашу страну, данных для построения социализма не имеем, построить социалистическое общество не можем, и тогда, в случае оттяжки победы социализма в других странах, должны мириться с тем, что капиталистические элементы нашего народного хозяйства возьмут вверх…»

Эти слова Иосифа Сталина в данном случае можно считать пророческими. Еще яснее выразился его предшественник, автор крылатого выражения «Кто кого», Владимир Ильич: «Окончательно победить можно только в мировом масштабе…Мы живем не только в государстве, но и в системе государств, и существование Советской республики рядом с империалистическими государствами продолжительное время немыслимо. В конце концов, либо одно, либо другое победит».

Холодная война была тоже мировой. Она была военной, экономической, … и информационной. Не исключено, что именно ее информационная часть и сыграла решающую роль. Информационная борьба велась главным образом на радиоволнах мирового эфира.

В этой борьбе принимал участие и автор данных строк. Вещая на Советский Союз, он был одним из многих идейных солдат на самой передовой линии фронта и проработал на всех трех главных «вражеских голосах», как тогда говорилось, - на радиостанциях Би-Би-Си, Радио Свобода и Голоса Америки. Представители старшего поколения, наверное, хорошо помнят, с какой силой советская власть пыталась тогда «глушилками» заглушить эти голоса.

А теперь радиостанции почти отжили свой век. Подтверждение этому получило заявление Радио Свободы в начале июня 2016 года, что она прекращает передачи на коротких волнах на русском языке. Но радиостанция продолжает вещать на новых волнах - через компьютерный экран на страницах Интернета. В «прямом эфире» иногда буквально перед вашими глазами. Одновременно она открыла свои архивы. Каждый желающий в любое время суток теперь может воспользоваться по Интернету архивом радиостанции, который включает не только новости и репортажи, но и «большие материалы». В коллекцию входят более 10 тысяч часов в эфире и 26 тысяч записей мюнхенского периода (1953-1995). Добро пожаловать!

Итак, радио, и до некоторой степени телевидение, ушли в Историю идеологической борьбы между западом и востоком. Пришёл Интернет и изменил мир до неузнаваемости.


Ни одна из войн в истории не унесла столько человеческих жизней, как эпидемия чумы в средневековой Европе. Бубонная чума, пришедшая из глубин Азии через крымский порт Феодосия, стала бушевать, начиная с 1346 года. Она унесла треть всего европейского населения. Ее называли Черной Смертью, так как на телах её жертв образовывались черные пятна. Эпидемию распространяли крысы.

Марксизм-ленинизм — это Красная Смерть - чума 20 века. Она шла вперед там, где только могла - в Европе, в Африке, на Дальнем Востоке, в Новом Свете. Эту эпидемию распространял Советский Союз, стоявший одной ногой в Европе, другой в Азии. Красная Смерть принесла неслыханное доселе число человеческих жертв. По сравнению с этой смертельной заразой все остальные болезни кажутся теперь простудой.

В 1997 в Париже на разных языках была издана книга под названием «Черная книга коммунизма»

Это коллективный труд. Авторами книги являются шесть известных ученых-историков: Стефан Куртуа, Николя Верт, Жан-Луи Панне, Анджей Пачковский, Карел Бартошек, и Жан-Луи Марголен.

Книга основана исключительно на достоверных фактах, тщательно проверенных документах (в том числе из рассекреченных, но доступных архивов), В книге приводится статистика физически уничтоженных коммунистами людей, а именно: СССР - 20 млн., Китай - 65 млн., Вьетнам - 1 млн., Северная Корея - 2 млн., Камбоджа - 2 млн., страны Восточной Европы - 1 млн., Латинская Америка - 150 тыс., Африка - 1,7 млн., Афганистан- 1,5 млн., международные коммунистические движения и партии - около 10 тысяч. В общей сложности почти 100 миллионов человек. (Следует отметить, что числа, приведенные Черной Книгой Коммунизма спорны, и что число 20 миллионов человек, погибших в общей сложности от рук коммунистов в СССР - сильно занижено).

Везде красная чума сопровождалась богоборчеством, больше всего, опять-таки, в России. Но были и другие примеры: в Тибете, после того как его завоевали, красные китайцы убивали поголовно буддийских монахов.

В Западной Европе во время гражданской войны в Испании 1936 -1939 г.г. в течение одного лишь года марксисты-ленинисты-интернационалисты успели расстрелять 7500 испанских священников. Эти убийства, и не только священников, как правило, сопровождались чудовищными пытками. Изувеченные трупы «классовых врагов» коммунисты выставляли в витринах магазинов с вывеской «свинина». Но и фалангисты - их противники - не стеснялись в средствах борьбы против своих врагов. Зверства совершались обеими сторонами. Репрессии продолжались и после войны. Очередной и далеко не рядовой жертвой стал расстрелянный фалангистами в Гранаде великий испанский поэт Гарсиа Лорка. Это испанский вариант русского расстрела Гумилева, только с обратной стороны. (К мартирологу русских поэтов, надо добавить и имя Марины Цветаевой, которая покончила с собой в 1941 году, поставленная советской властью в невыносимые условия существования).

Однако в целом режим Франко, как и царский режим в России, в течение десятилетий подвергался клевете со стороны всех левых мира сего, и клевета эта в принципе исходила из тех же источников. Все СМИ по крайней мере, на английском и французском языках за редким исключением были тогда в руках тех же левых, которые носили разные названия - социалисты, марксисты, лейбористы и т.д. Большая часть из них были в принципе увлечённые новым социальным экспериментом - социализмом-коммунизмом.

Есть такой английский писатель Джордж Оруэлл. Так как он актуален по сей день хочу сказать о нём пару слов. Будучи убежденным социалистом, он отправился в 1936 году в Испанию воевать на стороне республиканцев. Граждане многих стран тогда стекались в «Интернациональную бригаду» (добровольческий прокоммунистический корпус).

Джордж Оруэлл

По прибытии в Барселону Оруэлл, вступил в партизанский отряд марксистской рабочей партии ПОУМ, воевал на Арагонском фронте. В мае 1937 он принял участие в сражении за Барселону на стороне ПОУМ и анархистов против коммунистов (между ними шла своя собственная, внутренняя, гражданская война). Был тяжело ранен пулей в шею. Преследуемый тайной полицией местного коммунистического правительства Оруэлл бежал из Испании обратно на родину.

Первоначально, Оруэлл приехал в Испанию не только воевать, но и освещать с априори левой точки зрения, (как и его американский коллега, Эрнест Хемингуэй). Но там Оруэлл столкнулся с реалиями и стал писать о том, что на самом деле происходило, и что он видел собственными глазами. В результате родилась его книга “Homage to Catalonia” «Памяти Каталонии», в которой он в частности обнажает намерения сталинитов захватить власть в Испании. Его давний издатель в Лондоне Виктор Голанц отказался ее печатать. Не понравилась. И произведение оказалось в забвении. Потом книга найдет нового издателя - в ничтожном тираже. На труд Оруэлла никто тогда внимания не обратил, книга успеха не имела, и за первые двенадцать лет после ее публикации продано было всего шестьсот экземпляров. Но более правдивой книги об испанской гражданской войне свет пока что не видел.

Зато у коллеги Оруэлла, Хемминуэйа (правда, он был талантливым рассказчиком и у него был писательский дар) никаких проблем с издателями не было, и его книга об испанской гражданской войне «По ком звонит колокол» расходилась миллионными тиражами.. Но главное - он был тогда тем, кого сегодня называют «политкорректными».

Вот вам свобода слова на Западе. Похоже, что эта свобода долгое время была привилегией левых. И по сей день, до некоторой степени это так. Кстати, что пишет об этом сам Оруэлл?

«Я помню, как однажды сказал Артуру Кёстлеру: «в 1936 г. остановилась история», и он кивнул головой. Мы оба думали о тоталитаризме в целом, но особенно о гражданской войне в Испании. Я с детства знал, что газеты могут лгать, но только в Испании я увидел, что они могут полностью фальсифицировать действительность, Я лично участвовал в «сражениях», в которых не было ни одного выстрела и о которых писали, как о героических кровопролитных битвах, и я был в настоящих боях, о которых пресса не сказала ни слова, словно их не было. Я видел бесстрашных солдат, прославленных газетами трусами и предателями, и трусов и предателей, воспетых ими, как герои. Вернувшись в Лондон, я увидел, как интеллектуалы строят на этой лжи мировоззренческие системы и эмоциональные отношения».

«Абсурд ситуации, - писал Оруэлл, - мало кем, вне Испании, осознаваемый, заключается в том, что коммунисты были там самыми «правыми» и даже более яростно, чем либералы, стремились уничтожить революционеров и искоренить революционные идеи». Оруэлл отмечает, что глава марксисткой партии ПОУМ Андрей Нин был убит советскими агентами.

Оруэлла поразила бесцеремонная ложь коммунистических газет и та готовность, с которой эту ложь подхватывали левые интеллектуалы - и в Испании, и в Англии, и в Америке, и в других странах.

Редактор лондонского журнала «Нью Стейтсмен», неофициального органа социалистов, отвергая статьи и рецензии Оруэлла, ему писал: «Ваша рецензия противоречит политической позиции нашего журнала. Она написана очень бескомпромиссно и, по сути дела, опровергает все сообщения наших испанских корреспондентов». Сказано, по крайней мере, прямо и честно. «После возвращения из Испании я решил разоблачить советский миф в книге, которую мог бы понять практически любой, и которую легко было бы перевести на другие языки» писал Оруэлл в 1947.

Итак, свет увидел «Скотный двор» и затем «1984» принесшие ему, наконец, славу. Это у Оруэлла мы может прочитать такие слова как «Все животные равны. Но некоторые равнее других», «Большой брат следит за тобой», «Министерство Правды» и «Тот, кто контролирует настоящее - контролирует прошлое, тот, кто контролирует прошлое - контролирует будущее».

Смотря ретроспективно, генерал Франциско Франко подготовил реставрацию монархии в Испании. Его политика привела к благосостоянию страны и уважению, которым она несколько десятилетий пользовалась среди цивилизованных стран мира. А так она осталась бы на многие лета дряхлой соцстраной, типа Кубы.

При режиме Франко, в Испании произошёл экономический бум. Однако последние годы отмечается спад. «По итогам исследования крупнейшего национального издания El pais в 2019-м обычный испанец на 13% беднее, чем в 2000-м), уровень безработицы в два раза выше, чем в среднем по ЕС, макроэкономические прогнозы не предвещают ничего хорошего. Но чем ещё с утроенным рвением заниматься испанским социалистам, кроме как не борьбой «с влиянием на умы людей» лидера государства, который не только сломал планы Коминтерна, но и стал организатором испанского экономического чуда, выведя страну на 9-е место в мире по величине экономики» - пишет один комментатор в русском Интернете.

Гитлер никак не смог уговорить Франко вступить в войну на своей стороне - а это могло бы иметь очень серьезные, может быть катастрофические, последствия для Великобритании - перекрытие Гибралтара, что означало бы парализованности её сил на Средиземноморском театре войны и в Северной Африке. В результате победы Afrika Korps Роммеля, немцам открылась бы дорога на Каир, Суэцкий канал и дальше на Ближний Восток с его запасами нефти. Гитлер называл Франко «тигром», которого он не смог смирить. Франко отделался тем, что послал на восточный фронт одну «Голубую дивизию». Кроме как символического она никакого значения не имела.

Испанская гражданская война была единственной в Европе, которую выиграли «белые», и все левые по сей день не могут по этому поводу успокоиться.

Франциско Франко. 1892 - 1975.

В октябре 2019 года состоялось позорное перезахоронение гроба генерал Франциско Франко. В присутствии только членов семьи и ещё нескольких лиц, почти тайком, его гроб перенесли из Долины Павших на кладбище на задворках одного их пригородов Мадрида.

На сайте «Русский Центр» 24 октября 2019 можно было прочитать, в частности, следующее сообщение:

«Сегодня шакалы по всей Испании и во всём мире торжествуют, оглашая окрестности радостным воем. Реализована инициатива Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) по перезахоронению «диктатора» Франко из монументального комплекса Долина Павших на обычное кладбище. По шакальим понятиям левых лидер, который не дал Испании рухнуть в выгребную коммунистическую яму, зовётся в лучшем случае - диктатором.

Просьба семьи Франко перенести останки в столичный кафедральный собор Альмудена (где у семьи есть склеп) была отклонена социалистами из-за опасений, что могила каудильо станет легкодоступным местом паломничества. Педро Санчес, ныне лидер ИСПР, занимающий пост премьер-министра заявил, что с перезахоронением Франко страна «навсегда избавится от идей его военно-клерикальной диктатуры и их влияния на умы людей».<…>. Радикальные левые группировки уже анонсировали планы по осквернению могилы. К тому же часовня и само кладбище находятся государственной собственности, что при условии нахождения социалистов у власти почти гарантированно приведёт к дальнейшим агрессивным поползновениям испанских хунвейбинов».

Именно генерал Франко соорудил памятный комплекс «Долин Павших» как символ примирения испанцев после гражданской войны.

Начиная с 2000-ых годов в Испании наблюдается левый реванш. Пошли разговоры, о том, что испанские социалисты планируют свалить крест и разрушить весь комплекс.

Долина Павших.

Гражданская война в Испании началась 18 июля 1936 года, когда вспыхнул франкистский мятеж против правящего левого режима. Генерала Франко поддержали 80% армии. Советский Союз оказывал массивную помощь левым, республиканским силам и без поддержки СССР республиканцы были бы быстро поражены. Но СССР перебросил в Испанию больше 500 самолетов, 347 танков, 60 бронеавтомобилей, 497 тысяч винтовок, помимо большого количества военных «советников». Франкистов поддерживали Германия, Италия и Португалия. В Испании действовал германский «Легион Кондор». Он имел на вооружение примерно 150 самолётов и 180 лёгких танков. В общей сложности около 16 тыс. немцев побывали на войне. На стороне Франко также воевал итальянский экспедиционный корпус - около 50 тыс. человек.

Франция, Великобритания и США считались нейтральными. Однако из этих и других стран в Испанию прибыли тысячи добровольцев, больше всего из Франции (25%), которые вступили в Интернациональные бригады, созданные Коммунистическим интернационалом. Он был основанный ещё Лениным. В общей сложности в этих бригадах на стороне республиканцев против франкистов воевало около 60 тысяч человек.

Плакат 1937 года, призывающий испанцев вступить в компартию.

Испанские республиканцы развернули свой вариант красного террора. Сергей Фомин в Живом Журнале приводит такие данные:

«Либеральный историк Хоск М. Санчес писал, что «тысячи храмов были сожжены, осквернены предметы культа, раскопаны могилы монахинь, останки которых извлекались на посмешище зевак, и с ними устраивались глумливые псевдо-религиозные представления и процессии».

Чудовищные размеры принял террор, непосредственно направленный на испанское духовенство. На территории, подвластной республиканцам, от расстрелов и пыток погибло в общей сложности 7937 лиц духовного звания: 12 епископов, 283 монахини, 5255 священников, 2492 монахов и 249 послушников. Только за один день 6 ноября 1936 года во время массовой казни в Мадриде было расстреляно более 200 священников, монахинь и семинаристов (одновременно было казнено около 2400 политзаключенных)».

Во время гражданской войны на стороне франкистских сил воевала горсточка русских белых эмигрантов. Они пробрались туда, через Северную Африку с большим трудом, так как французские власти им ставили всевозможные препятствия. Естественно, у несколько тысяч французов, воевавших на стороне красных, таких проблем не было.

Православное богослужение во время испанской войны.

Всего в русский контингент входило 72 человека. 34 из них пали смертью храбрых. Одному из них, Анатолию Владимировичу Фоку, я хочу уделить особое и подробное внимание. Его жизненный путь - символ настоящего русского героя.

В его роду был славный предок, генерал во время наполеоновский войн Александр Борисович Фок.

Ген. Александр Борисович Фок. 1763 - 1825. Потомок древнего голландского рода. Герой наполеоновских войн. «В воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанных в сражении против французских войск 26-го и 27-го января при Прейсиш-Эйлау». Портрет Дж. Доу.

Анатолий Владимирович Фок. 1879 - 1937. Из книги Виталия Жуменко «Портреты Белых офицеров».

«Те из нас, кто будет сражаться за национальную Испанию, против III Интернационала, а также, иначе говоря, против большевиков, тем самым будет выполнять свой долг перед белой Россией».

Ордена и знаки отличия -
Святой Анны 4-й степени с надписью «за храбрость»
Святого Станислава 3-й ст. с мечами и бантом
Св. Аннны 3-й ст. с мечами и бантом
Св. Станислава 2-й ст. с мечами
Св. Анны 2-й ст. с мечами
Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом                                  Георгиевское оружие
Орден Святого Георгия 4 степени
Георгиевский крест 4 степени
Нагрудный знак с надписью «Галлиполи»                                 Орден Святого
Фердинанда - высшей боевой наградой Испании (посмертно).

«Анатолий Владимирович Фок родился в Оренбурге в 1879 году. Окончил Псковский кадетский корпус, Константиновское артиллерийское училище. В 1910 окончил Офицерскую гимнастическо-фехтовальную школу. Анатолий Фок проявил боевой героизм в трёх войнах - в Первую мировую, в Русскую гражданскую, и в Испанскую гражданскую.

На фронте во время Первой мировой войны за боевые отличия в бою под Осредском произведен в подполковники. В отчёте говорилось: «В боях 4 и 5 июня 1915 года у дер. Осередек Командующий 1 батареей Капитан Фок проявил выдающуюся храбрость и самоотвержение и, искусно руководя огнём своей батареи, оказал вверенному мне полку полное содействие в отражении повторных ожесточенных атак противника на вверенный мне полк.

Таких блестящих результатов Капитан Фок достиг лишь благодаря своей исключительной храбрости; находясь в течение обоих этих дней, 4 и 5 июня, безотлучно на передовом наблюдательном пункте в окопе 8 роты вверенного мне полка под сильнейшим ружейным, пулеметным и артиллерийским огнём противника, подвергая свою жизнь явной опасности, причем, для лучшего наблюдения за противником, влезал на находившееся около окопа дерево».

Командир 13 Л.-Гр. Эриванского полка Полковник Вышинский».
Награждён орденом Св. Георгия 4-й степени за отличия в делах против неприятеля в 1916 году.

В 1918 Фок Был взят в германский плен и освобождён в мае 1918 г. уже после большевицкой революции, и уже 4 июня выступил в Добровольческую армию.

С лета 1918 служил сначала рядовым 3-й дивизии, в конно-горной батарее капитана Колзакова, который во время Первой мировой войны служил под командой полковника Фока.

С сентября 1918 командир артиллерийского дивизиона 1-й конной дивизии генерала Врангеля. В начале октября 1918 был ранен. В начале 1919 - генерал-майор. В 1919 - инспектор артиллерии 1-го конного корпуса. В Русской армии генерала Врангеля в Крыму в 1920 был инспектором артиллерии 1-го армейского корпуса генерала А. П. Кутепова.

В ноябре 1920 эвакуировался из Крыма в Галлиполи, где был одним из помощников генерала Кутепова.

Парад Белых войск в Галлиполи.

После Галлиполийского сидения недолго жил в Болгарии, но оттуда был выслан левым правительством Александра Стамболийского как активный противник возвращения белых военнослужащих в Советскую Россию.

Переехав во Францию, он работал в Париже простым рабочим на заводе, как и многие другие белые эмигранты. Однако одновременно он окончил Зарубежные высшие военно-научные курсы генерала Н. Н. Головина.

В 1936 отправился в Испанию. «Существует рассказ о том, что когда в конце августа 1936 четверо русских эмигрантов (включая и Фока) были задержаны испанскими пограничниками на границе колониальных владений Испании в Африке, то командир пограничного подразделения спросил у Фока, не поздно ли в его возрасте воевать рядовым добровольцем. В ответ генерал легко проделал несколько гимнастических упражнений с винтовкой, после чего ответил, что двадцать лет назад он тоже начинал рядовым».

В Испании был произведён в лейтенанты испанской армии.

В августе 1937 в долине реки Эбро, к югу от Сарагосы часть батальона была окружена республиканскими войсками. Фок погиб в бою в деревне Кинто вместе с другим русским офицером - штабс-капитаном белой армии (лейтенантом армии националистов) Полухиным, пытаясь выйти из окружения после упорной двухнедельной обороны. Посмертно генерал Фок и Полухин, Яков Тимофеевич, штабс-капитан Марковского артиллерийского дивизиона, были награждены орденом Святого Фердинанда - высшей боевой наградой Испании».

Материал основан на источниках: ХРОНОС, www.hrono.ru, paris1614.com, Русский Центр, Wikipedia.


Чумой коммунизма были заражены не только леваки, которые активно сражались на поле боя против Франко в Испании, но и те, которые сидя за письменными столами в своих удобных кабинетах в разных странах мира, эту заразу своим пером распространяли.

Пример: когда Джордж Бернард Шоу вернулся в свою Англию после поездки по Советскому Союзу, и когда пара отважных корреспондентов стала задавать вопросы о «слухах», что там свирепствует голод, бородатый оракул вынул из кармана меню московской гостиницы «Метрополь» и с лукавой улыбкой задал ответный вопрос: «Голод? Посмотрите, это голод?».

А «там» тем временем было распространено людоедство.

Другой пример: В течение двух десятилетий (20-ые и 30-ые годы) корреспондент газеты Нью-Йорк Таймс в Москве Уолтер Дюрпанти в самые страшные годы советской власти систематически и по заказу врал о ней всему американскому народу, и всему миру, за что был награжден шикарной квартирой в Москве, а на Западе был удостоен премией Пулицера - самой высокой и престижной американской наградой за журнализм - и стал специальным консультантом президента Рузвельта по советским делам. Заслуги Дюранти перед Советским Союзом огромны. Он ввел в заблуждение целое поколение американцев и вполне заслуживал свои Ордена Ленина.

Возвращаясь к вопросу о жертвах коммунизма в СССР, Солженицын приводит следующие цифры:
«Профессор Курганов косвенным путем подсчитал, что с 1917 года по 1959 только от внутренней войны советского режима против своего народа, то есть от уничтожения его голодом, коллективизацией, ссылкой крестьян на уничтожение, тюрьмами, лагерями, простыми расстрелами, - только от этого у нас погибло, вместе с нашей гражданской войной, 66 миллионов человек... По его подсчетам, мы потеряли во второй мировой войне от пренебрежительного, от неряшливого ее ведения 44 миллиона человек! Итак, всего мы потеряли от социалистического строя - 110 миллионов человек!»

(См: Размышления по поводу двух гражданских войн): Интервью А.И. Солженицына испанскому телевидению в 1976 г. «Комсомольская правда», 1991, 4 июня). Дело в том, что жертв было настолько много, что никто по-настоящему не смог и по сей день их подсчитать. И никогда не сможет. Во-первых, как их подсчитать? Сколько, например, людей погибло от людоедства в разные времена на территории всего Советского Союза, и не только при Голодоморе? Сколько погибло пристрелянных конвоирами по пути в лагеря? Сколько замерзли в товарных вагонах? Сами чекисты никогда не знали. Да и слово «жертва» трудно определить.

Можно ли, например, считать красноармейцев, расстрелянных своими же красноармейцами во время Второй мировой войне тоже жертвами сталинизма? Всего в 1941-1945 гг. военными трибуналами фронтов и армий было приговорено к расстрелу «за паникерство, трусость и самовольное оставление поля боя» не менее 157 593 человека. А по некоторым источникам, 217000 красноармейцев было расстреляно по приговору советских трибуналов.

«Практически весь этот «расходный материал» трибуналам поставили именно особисты-смершевцы. И это, похоже, главный итог их деятельности на фронтах Великой Отечественной: сто полнокровных дивизий, которые могли бы воевать, - четыре посаженных фронта! И пятнадцать одних лишь расстрелянных дивизий… Таких колоссальных достижений по части уничтожения своих солдат не было даже у Гитлера. За пять лет войны, с сентября 1939 года по сентябрь 1944-го, в вермахте к смертной казни было приговорено всего лишь 7810 солдат и офицеров. Не говоря уж о том, что вермахт прекрасно обошелся без «особых отделов гестапо» - пишется в статье в газете «Совершенно Секретно».

Расстрелянных, своими же - целая армия! Во время Второй мировой войны британские военные трибуналы, за разные преступления, приговорили 40 военнослужащих к смертной казни, а американские - 146 человек. А за дезертирство - ОДНОГО солдата, единственного по этой статье со времен американской гражданской войны в середине 19-го века. И то - его приговорили после трех заседаний военного трибунала. Его имя хорошо известно. Он даже вошёл в историю - рядовой Эдди Словик. О нём был сделан голливудский фильм.

На персональной ноте автора - хорошо помню этот фильм. А ниже подлинная фотография этого несчастного человека. В Красной Армии таких было 217000 человек!

Private Eddie Slovik Рядовой Эдди Словик.

Что касается жертв на войне, и можно ли эти жертвы причислить к сталинскому террору? - историк Николай Копосов пишет: «Те, кто был осужден органами военной юстиции, уже учтены в нашей статистике, но были и такие, которых командиры всех рангов приказывали расстреливать, без суда и даже лично расстреливали, исходя из своего понимания военной дисциплины. Примеры, вероятно, известны всем, а количественных оценок здесь не существует. Мы здесь не затрагиваем проблему оправданности чисто военных потер - бессмысленные лобовые атаки, до которых были охочи многие прославленные полководцы сталинского розлива, тоже были, конечно, проявлением полного пренебрежения государства к жизни граждан, однако учитывать их последствия, естественно, приходится по разряду военных потерь».

Архивы ФСБ по делу расстрелов красноармейцев во время войны остаются, по сей день, закрытыми и вряд ли будут рассекречены, пока в РФ существует нынешняя власть.

Известный «диссидент» 1970-ых годов Григорий Померанц (впрочем, во многом Померанц не согласен с Солженицыным и вел с ним многолетнюю полемику) пишет о старой большевичке Ольге Григорьевне Шатуновской, у которой было право прямого доклада Хрущеву.

«В 1960 году Хрущев назначил ее в комиссию Шверника, расследовать убийство Кирова. От имени комиссии Шверника Ольга Григорьевна запросила КГБ и получила официальную справку, по полугодиям, о масштабах Большого террора, развязанного после убийства Кирова. Общий итог она помнила наизусть до смерти, и я его помнить буду, пока жив: арестовано 19.840.000 человек, расстреляно в тюрьмах 7.000.000, всего за 6,5 лет, с 1 января 1935 по 1 июля 1941 г.

Померанц продолжает:

«Сегодня кажется, что это фантастически большие цифры. Хрущев плакал, потрясенный результатами расследования, но Суслов и Козлов убедили Никиту Сергеевича сделать вид, что расследование еще не закончено, и Хрущев согласился отложить публикацию на 15 лет. Ольга Григорьевна безуспешно пыталась доказать, что это политические самоубийство, и оказалась права. Чекисты не могли спать спокойно, зная, что у Хрущева, с его непредсказуемыми решениями, осталась в руках идеологическая бомба. Страх перед этой бомбой - одна из причин отставки Хрущева. <…> Пока имя Сталина не будет придано всенародному проклятию, не будет у нас покаяния. А не будет покаяния, то и возрождения России не состоится».

Да и про товарища Ленина нельзя забывать. Везде марксисты-ленинисты следовали заветам Ильича. В том же 1920 году он завещал: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением, какого угодно сопротивления<...> Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей».

К концу 1921 года был завершен разгром «антоновшины» т.е. восстание русских крестьян в Тамбовской губернии. Академик Игорь Шафаревич в своей книге «Русский народ в битве цивилизаций» приводит такое сравнение: «О масштабах репрессий говорит один пример. В селе Никольском с 8 тысячами жителей в Русско-японскую войну погиб один человек, в германскую - 50, а за 1920--1921 годы - 500 крестьян».

И далее уже знаменитый призыв Ильича:

«Дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий». <…> Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

Шафаревич приводит очень "округленную" цифру жертв большевиков во время революций, Гражданской войны и народных восстаний - от 11 до 17 миллионов человек.

И это было только начало.


Натолкнувшись после Второй мировой войны на некоторое сопротивление на западе, в частности неудача полностью овладеть Берлином путём блокады - интернациональный марксизм-ленинизм решил попытать своё счастье на востоке. В 1950 году коммунистическая Северная Корея напала на некоммунистическую Южную. Генеральная Ассамблея ООН назвала это нападение «агрессией». Соединенные Штаты, Великобритания, Австралия, Канада, Турция и ряд других стран-членов ООН отправили свои войска на новый театр военных действий. Помню, проживая в Англии в детстве, как на другом конце света шла эта война после войны.

Отец купил карту Кореи и ежедневно, слушая радио, следил за ходом военных действий. Северные корейцы стремительно шли на юг. Южные корейцы и американцы создали периметр обороны вокруг порта Фусан. На карте этот периметр имел вид квадратика в юго-восточном углу полуострова. С севера и запада - стрелки, указывающие направления наступлений северно-корейских войск. Кругом - море. С каждым днем квадратик в правом углу угрожающе сужался. Нахмурившись над картой, отец заметно переживал, как будто эта далекая война его лично касалась.

Вдруг - высадка войск генерала Дугласа Макартура на западном побережье полуострова в глубоком тылу противника. Это - почерк Макартура. Его стратегия во время войны с японцами в Тихом Океане всегда заключалась в том, чтобы ударить по слабому месту противника, как правило, в тылу и в обход его главных сил. А главное, это делалось при минимальных потерях собственных войск. Жизнь каждого солдата дорога. Другой стиль, другой подход, другое мировоззрение, чем у красных командиров, где бы они ни были. Впрочем, высадка в районе порта Инчона состоялась в том же месте, откуда за полвека до того, навстречу японской эскадре, состоящей из 14 кораблей, вышел крейсер «Варяг» и маленькая канонерка «Кореец».

Теперь, после Инчёнской операции, северокорейские дивизии покатились обратно на север. Они почти полностью разгромлены, и тут в войну с миллионной армией «добровольцев» вступает Китай. Макартур вынужден опять отступать. Он требует у Вашингтона разрешение бомбить объекты в самом Китае, и в случае надобности применить атомное оружие, а также перебросить на фронт китайские националистические силы генерала Чан Кайши с Тайваня. Президент Трумэн сам уже рассчитывал применить 8 атомных бомб для этих целей, но опасаясь, что строптивый и своевольный генерал может без спроса предпринять необратимые шаги, которые могут привести к новой мировой войне, в которую будет вовлечен и Советский Союз, внезапно освобождает генерала Макартура от должности.

“Дурак”! - бросив ручку на карту Кореи, с досадой произнес по этому поводу отец, будучи уверенным в том, что Советский Союз никогда не пойдет на риск ядерной войны из-за Китая. Правда, радио Москвы трубило тогда на весь голос и на весь мир песенку «Мы спасем Китай родной!».

Главнокомандующий войсками США в регионе Тихого океана ген. Дуглас Макартур

Также, нет сомнения в том, что в случае вступления самого Советского Союза в войну Макартур не постеснялся бы применить атомное оружие против него. Американцы не особенно беспокоились, что Советский Союз ответит атомным ударом. Долететь до Америки через Атлантический или Тихий океан было тогда не так уж просто. Это было до эры межконтинентальных баллистических ракет, запускаемых из подводных лодок. У США в то время было подавляющее преимущество в этом виде оружия. По некоторым сведениям у них тогда было как минимум 450 атомных бомб, а у СССР - только 25.

Тем не менее, это был один их тех периодов истории, когда мир шатался над пропастью нового каменного века.

Верховный главнокомандующий американскими войсками на тихоокеанском театре войны Макартур был в своё время против сброса атомных бомб на Японию. По его мнению, Япония уже не была в состоянии далее воевать. Но Трумэн по этому поводу даже с ним и не консультировался. Против сброса атомных бомб были и генерал Эйзенхауэр, а также начальник генштаба адмирал Лихи, который писал следующее:

“This use of this barbarous weapon at Hiroshima and Nagasaki was of no material assistance in our war against Japan. My own feeling was that in being the first to use it, we had adopted an ethical standard common to the barbarians of the Dark Ages.”

«Применение этого варварского оружия против Хиросимы и Нагасаки никак не повлияло на исход нашей войны против Японии. Применив его первыми, мы переняли этические стандарты, свойственные варварам темных веков».

Ответственность за первое применение атомного оружия лежит на совести Трумэна.

К тому времени атомная бомбардировка Японии уже и потеряла свое военное значение, она имела, однако, свое политическое.

Президент Рузвельт считал, что с «Uncle Joe” со «стариной Джо» можно обо всем договориться. Но президента Трумэна никто, в том числе и Сталин, не мог отнести к числу «полезных идиотов». Кроме прочих причин, побудивших Трумэна сбросить атомные бомбы на Японию, было желание не допустить советского вторжения в Японию. (Сталин метил глаз на остров Хоккайдо, и там грозила опасность высадки советских войск). Есть мнение среди историков, что Трумэн хотел продемонстрировать Москве мощь нового оружия, и готовность его в случае надобности применить, чтобы сдерживать имперские амбиции Сталина, как на Востоке, так и на Западе.

Враги Солженицына на постсоветском пространстве (их оказалось немало) пытаются его очернить за якобы имевший место призыв с его стороны к применению против СССР атомного оружия - типичная казуистика коммунистов, в чем они великие мастера. С таким призывом Солженицын не выступал, но в «Архипелаге» он с сочувствием цитирует следующие слова заключённых в адрес надзирателям этого же ГУЛАГА:

«…жаркой ночью в Омске, когда нас, распаренное, испотевшее мясо, месили и впихивали в воронок, мы кричали надзирателям из глубины: «Подождите, гады! Будет на вас Трумэн. Бросят вам атомную бомбу на голову!» И надзиратели трусливо молчали. Ощутимо и для них рос наш напор и, как мы ощущали, наша правда. И так уж мы изболелись по правде, что не жаль было и самим сгореть под одной бомбой с палачами. Мы были в том предельном состоянии, когда нечего терять.

Если этого не открыть - не будет полноты об Архипелаге 50-х годов».

Что касается населения городов Нагасаки и Хиросима можно сказать, что оно стало жертвой Холодной войны еще до того, как она по-настоящему началась.

На востоке Холодная война началась с Корейской войны. На западе она началась по-настоящему с блокадой Берлина. Эта война была одной из самых разрушительных в двадцатом веке. Около четырех миллионов корейцев, две трети из них - мирные жители, погибли на полуострове. Это намного больше, чем 2,3 миллионов японцев, гражданских и военных, погибших во время Второй Мировой войны. Китай потерял около миллиона «добровольцев». Одна Америка без союзников потеряла 36934 убитыми и 103284 ранеными. Только потом во Вьетнамской войне, второй большой антикоммунистической войне второй половины 20-го века, американские потери будут сопоставимы с этими цифрами: погибло 56555 военнослужащих, раненых - 303б54 человека.

Вьетнамская война будет также первое военное поражение, которое Америка потерпит в своей истории.

Каждая война имеет своих героев и Вьетнамская война не исключение. Несомненно, самый известный американец из них - летчик военно-морского флота Джон Маккейн. Он бы сбит под Ханоем в 1967 году, провёл 5 лет в плену и потом переизбирался в сенат четыре раза.

Джон Маккейн с президентом США Никсоном. После возвращения из плена. 1973 г.

Хочу процитировать краткую статью Антона Нестерова в Фейсбуке.

«Когда Маккейн ушел в армию он был сыном высокопоставленного военного чиновника армии США. Когда Маккейн попал в плен, его отец стал главнокомандующим Тихоокеанским флотом США и командующим армией во Вьетнаме. Его сбили над озером, вытащили с переломанными костями, жесткого избивали, посадили в одиночный карцер. Именно там по горло в воде, оплеванный и униженный - он полностью поседеет, и получит прозвище "Белый Торнадо". Вьетнамцы по фамилии и наводки советских "специалистов" вычислили, что в плен к ним попал сын высокопоставленного военного, перевели его в госпиталь, а потом в лагерь для пленных. Руководство Вьетнама предложило в Париже американской делегации отпустить Маккейна раньше остальных пленных. Делалось это в пропагандистских целях. Но Маккейн отказался выходить без товарищей. После этого был снова переведен в одиночку, карцер, вода - тяжкие избиения каждые два часа, унижения, страх и боль, ему сломали обе руки, когда он висел в яме с грязной водой, так сломали, что он не сможет больше поднимать их никогда. Маккейну сломали обе ноги, ему сломали плечи, ребра, и кости таза, что еще с ними сделали одному Богу известно. Запредельная жестокость даже по меркам войны, вынудили мировое сообщество обратится к Вьетнаму с просьбой, относится к пленным подобающим образом. После этого Маккейн был переведен в Ханойскую тюрьму для американских пленных, называемую иронично "Ханой Хилтон".

Маккейн просидел в плену пять лет, и был освобожден только вместе с другими пленными - 15 марта 1973 года.

«Я узнал то, что все мы узнали в плену: каждый человек имеет свой предел. Я достиг своего».

Сенатор Джон Маккейн скончался летом 2018 года. Российские СМИ, назвав его «врагом» не смогли скрыть свою радость по поводу его кончины.

В семидесятые годы 20-го века я работал в «Голосе Америки» в Вашингтоне. Мне довелось иметь честь побывать на приеме на Капитолийском Холме в честь Джона Маккейна. На приёме был показан документальный фильм о том, что он пережил во время Вьетнамской войны и потом в плену в застенках Ханоя.


В течение первых трех десятилетий Холодной войны одна страна за другой пала перед наступлением интернационального коммунизма - Китай, Северная Корея, Куба, Вьетнам, Лаос, Камбоджа. Такая же участь грозила нескольким африканским странам. Америка платила не только жизнями ее солдат, но и бесчисленными миллиардами долларов, которые могли бы пойти на социальные нужды ее граждан.

Америка также расплачивалась за роковую ошибку, сделанную еще в 1917 году, когда позволила нью-йоркским финансовым олигархам профинансировать русскую революцию (параллельно с германским генштабом). Таким образом, Америка содействовала рождению «франкенштейновского монстра», который затем встал во весь рост и многие годы не давал ей спокойно спать по ночам.

Во время корейской войны напрямую столкнулись без посредников вооруженные силы Советского Союза и Запада, и не в первый и не в последний раз, хотя обе стороны это особенно не афишировали. В небесах над Кореей сражались советские летчики. Советский 64-ый отдельный истребительный авиационный корпус, включая зенитную артиллерию, в 1952 году в Корее насчитывал 26000 человек.

В воздушных боях обе стороны несли больше потери. Потери СССР составляли:
1951 год 54 самолета 29 летчиков.
1952 год 178 самолета 52 летчиков.
1953 год 86 самолета 30 летчиков.
Всего 318 самолетов и 111 летчик.

Потери США: Всего Самолётов - 1144. Пилотов - 1176. Из них 170 Б-29 «Летучих крепостей». Если судить только по этим данным, то советские асы действительно одержали большую победу над американцами с союзниками, хотя они не были одни. Летали и северокорейцы.

«О чем во время боевых вылетов говорят в эфире между собой по рации советские летчики»? Союзные военные разведки, естественно, серьёзно интересовались ответами на этот вопрос.

В 1951 году в Англии (и потом в Америке) срочно создается военная школа иностранных языков. Ищут в первую очередь преподавателей русского языка. Много лет спустя судьба меня занесла в далёкую Калифорнию, где в военной школе я работал преподавателем русского языка. Так случилось, что моими учениками оказались военнослужащие разных чинов именно американских военно-воздушных сил. Но об этом - потом.

Тем временем, в далёких пятидесятых годах прошлого века у отца, томившегося от безделья в Пэннском лесу в графстве Бэкингамшир, появляется луч надежды.

Volkonsky


Моя страница в Facebook